USD 61.95 EUR 68.69

Архив номеров

16+

  • Северный флот России как стратагема Кремля

    2019.12.27607Почему не создали Северный военный округ, и будут ли корабли НАТО ходить по СМП

    В середине декабря 2019 года начальник российского Генерального штаба Валерий Герасимов провел традиционный брифинг для иностранных военных атташе. Один из вопросов прозвучал от представителя Японии, который просил подтвердить появившуюся в августе этого года информацию  касательно планов Кремля перевести Северный флот в статус военной структуры, равной военному округу, и приравнять его к уже имеющимся четырем округам: Западному, Южному, Центральному и Восточному.

    Формальная логика в постановке такого вопроса военным дипломатом есть: Россия могла бы замкнуть геополитическую ориентацию военных округов по четырем сторонам света, создав пятую военно-административную единицу - Северный военный округ.

    Однако логика вопроса противоречит  практике и свидетельствует о том, что зарубежные партнеры России находятся, мягко говоря, в некотором замешательстве относительно понимания и оценки стратегии военной реформы, проводимой российским президентом Владимиром Путиным и его министром обороны Сергеем Шойгу. В данном случае речь идет об инновационных преобразованиях, затрагивающих Северный флот.

    В отличие от трех других флотов России – Тихоокеанского, Черноморского и Балтийского – Северный флот по-своему уникален. Судите сами.

    Будучи самым «молодым» (создан 1 июня 1933 года), он располагает наибольшим из всех флотов количеством боевых кораблей (84 единицы). В его составе более половины подводных лодок российского флота.

    Из всех флотов у него самая высокая доля новой техники и вооружения (в среднем 60%). Северянам отдается приоритет в обеспечении их самыми современными надводными (например, фрегат «Адмирал флота Касатонов», корвет «Гремящий» с крылатыми ракетами «Калибр» и «Оникс», идет  доработка боевых кораблей под применение гиперзвуковых ракет «Циркон») и подводными кораблями (крейсер стратегического назначения «Князь Владимир» и многоцелевой крейсер «Казань», идет строительство еще четырех таких подводных лодок). На Северном флоте базируется единственный в России тяжёлый авианесущий крейсер «Адмирал флота Кузнецов» с полком палубной авиации.

    Северный флот и Арктика – уникальный полигон для испытания специально разрабатываемых для северных территорий вооружения и боевой техники (например, зенитные ракетные комплексы «Тор-М2ДТ», танки Т-80БВМ и др.). К слову сказать, существующие и разрабатываемые ледокольные суда используются не только в гражданской сфере, но и в интересах обеспечения обороноспособности страны. Такого ледокольного флота, как в России, нет ни в одной другой стране мира.

    Не следует  упускать из виду и тот факт, что в зоне ответственности Северного флота находятся самые богатые в России кладовые минерально-сырьевых ресурсов, которые имеют стратегически важное значение для военно-экономического развития страны: 13% неразведанных запасов нефти и до 30% газа, 40% российских запасов золота и 47% платиновых металлов, 50% угля, никеля, сурьмы, кобальта, олова, вольфрама, ртути, апатита, 90%  хрома и марганца, 100%  коренных алмазов  и т.д.

    Наконец, в зоне ответственности Северного флота находится, пожалуй, самая сложная часть Северного морского пути (СМП) – стратегически и экономически самого выигрышного логистического маршрута из Азии в Европу.

    Несмотря на свою уникальную геостратегическую значимость, Северный флот до 2010 года входил в состав Западного военного округа (ЗВО). И лишь в ходе военной реформы, инициированной министром обороны С. Шойгу и поддержанной президентом России В. Путиным, он был выведен из состава ЗВО, и 1 декабря 2014 года на его базе было создано Объединённое стратегическое командование (ОСК) «Северный флот», которое иногда неофициально именуют Арктическими войсками России. 

    В отличие от округа как военно-административной единицы ОСК является гибким универсальным формированием, способным комплексно решать  как текущие, так и внезапно возникающие задачи. Подчеркнем, что это межвидовое оперативно-стратегическое формирование. В его состав входят надводные и подводные силы, береговые войска, морская авиация и ПВО. Именно такое межвидовое объединение способно надежно обеспечить безопасность арктического региона России на основе единого управления военными силами и средствами в зоне от Мурманска до Анадыря.

    Перед новым Объединенным стратегическим командованием руководство России поставило четыре главные задачи.

    Во-первых, поддерживать морские стратегические ядерные силы в постоянной готовности для ядерного сдерживания потенциального агрессора.

    Во-вторых, защищать экономическую зону и районы производственной деятельности России.

    В-третьих, обеспечить безопасность судоходства, в первую очередь по СМП. И в-четвертых, решать внешнеполитические задачи в экономически важных районах Мирового океана (визиты, деловые заходы, совместные учения, действия в составе миротворческих сил и др.).

    Обратим внимание, что если первые три задачи носят преимущественно региональный характер, распространяющийся на Арктическую зону России, то четвертая задача – это тренд перехода от прибрежного флота к флоту дальней морской зоны действия. Эта тенденция соответствует статусу великой морской державы, способной не просто демонстрировать флаг в дальних походах, но и защищать геополитические интересы России вдали от родных берегов. Пример – участие кораблей Северного флота в составе Средиземноморской эскадры для прикрытия авиационной группы Военно-космических сил России в Сирии.

    Вот и получается, что Северный флот, точнее Объединенное стратегическое командование, является своего рода стратагемой Кремля. Стратагема, как трактует данный мудреный термин словарь Ушакова, это «хитроумный план, оригинальный путь к достижению военных, гражданских, политических, экономических или иных целей». Фактически это весь комплекс задач, которые стоят перед Арктическими войсками и которые они успешно решают.

    Возвращаясь к брифингу начальника Генштаба, заметим, что все тот же военный атташе Японии задал еще один вопрос: как отреагирует Россия, если иностранные военные корабли будут ходить по Северному морскому пути.

    Валерий Герасимов, хотя и военный человек, но дал ответ как умудренный опытом дипломат: «На сегодняшний день наши Вооруженные силы способны в полной мере обеспечить безопасность судоходства в акватории Северного морского пути, в связи с чем необходимости нахождения в этом морском коридоре военных кораблей других стран нет». Как говорят в таких случаях, комментарии излишни…

     

    Афанасий Тарасевич, военный эксперт

     

    Фото из просторов интернета

Чегдомын