USD 57.65 EUR 69.07

Архив номеров

16+

  • Мы славим тебя, русский солдат

    2015.05.210279«И ходит по Земле Босая Память – маленькая женщина …» Смысл этой строки Евгения Винокурова дошел до меня только тогда, когда дрожащими руками мой дед раскладывал на столе фронтовые фотографии своего отца – моего прадеда. И я впервые услышал этот рассказ.

    «И ходит по Земле Босая Память – маленькая женщина …» Смысл этой строки Евгения Винокурова дошел до меня только тогда, когда дрожащими руками мой дед раскладывал на столе фронтовые фотографии своего отца – моего прадеда. И я впервые услышал этот рассказ.


    «… Скоро весь мир вспомнит поименно миллионы русских солдат, так и не увидевших Победу. Каждый дом в нашей стране погрузится в минуту молчания и для меня слово «Победа» заблестит в отцовских наградах - две медали «За отвагу», медаль «За боевые заслуги», медаль «За взятие Праги», орден Красной Звезды.


    Отец немногословный, добрый, честный и справедливый человек не любил рассказывать о войне, считал, что воевал, как все, ничего особенного.


    Спустя годы, смотря осмысленно на мир и его медали, я понял, что отец- обыкновенный русский солдат – герой. Незаметный герой войны, своею кровью принесший миру Победу.


    Он начал воевать девятнадцатилетним парнишкой в тяжелом кровавом 1942 году.


    Это был страшный год для страны. Немецкие сапоги топтали бескрайние волжские степи, рвались к Каспию. Сильна и уверенна была немецкая армада. Но именно в тот год, задыхаясь в пыли отступления, глотая соленый ком невыплаканных слез, глядя на молчаливо стоящих вдоль обочины детей, стариков, женщин, встал в кровавых отсветах пожарищ Сталинград, знаменуя собой мою Родину, сломавшую хребет немцам, которые, забыв парадный шаг, «маршировали» по лютому русскому морозу, замотавшись в женские шали…


    Что такое зенитчик на войне? Один на один с воющей стальной смертью, сыплющей бомбами, и ты должен не только выжить, но и выполнить задание, спасти товарищей. В грязи фронтовых дорог, когда лошади падали замертво, утопая в холодной воде, тащить на себе свою зенитку. А когда было совсем туго, зенитки на прямую выводили наводку на танки.


    Уже пройдя Сталинград, получив медали «За отвагу» и «За боевые заслуги», отец попал в такую ситуацию, о которой всю жизнь вспоминал с застывшим лицом. Единственный случай, который он мне рассказывал от начала и до конца. Видно, тогда его сердце получило самую страшную рану…


    Дымились от жары, дыма пожарищ, копоти степи на Курской дуге. Все кругом горело: танки, пушки, поля, люди… Казалось, небо стало мрачной ямой войны…На прямую наводку были выбиты все противотанковые орудия.


    Их осталось четверо: отец, два бойца и девчонка – санитарка. Один автомат с неполной обоймой, да пистолет у каждого. Решили, если что, – по патрону себе, чтобы не сдаваться в плен…


    Уже отбили две атаки. Тут затишье. Все смешалось: не поймешь, где немцы, где наши… И вот началось: поползли «тигры» с жирными, черными крестами, а между ними, хохоча, во весь рост, с закатанными рукавами, беспорядочно стреляя, - немцы. Пьяные немцы…


    Наверно, страшно им это видеть, как умирают русские солдаты, бросаясь под танки, как стоят против «тигров» с зенитками, а не уходят ни на пядь назад, стоят, как заговоренные, да смертны ли они?...


    Вот уже снарядов нет, молчит орудие, мертвые лежат товарищи, остались они с медсестрой, да еще два патрона, да еще чувство, что дорого продали свои жизни: не пропустили немцев. Вот уж и курки взведены, чтобы две юные жизни оборвать и немцы близко и тут наши… «тридцатьчетверки»!


    Получил отец за этот бой медаль - свою вторую «За отвагу», еще и к ордену Отечественной войны 2-й степени представили, да не успел за ним наградной лист по фронтам угнаться, потому что пошли вперед. Только вперед шли русские солдаты, свою землю и мир спасали.


    Сколько еще испытал мой отец, только по наградам гадать, не любил он рассказывать, может, боялся, что заноет сердце, не успеет поднять своих четверых детей на ноги ...


    Только об одном случае он вспоминал со слезами на глазах. Это было страшно: видеть слезы у отца. А он вспоминал майский день 1945 года, когда уже три дня был мир, но Прага тонула в крови.


    Не дали погибнуть ей русские солдаты, а мир уже три дня видел солнце над головой…


    Озверело дрались фашисты в предсмертной агонии- в костеле засели эсэсовцы.


    Отцу с другом нужно было забросать пулемет, который не давал нашим головы поднять. Удалось подползти незаметно с тылу, закидали они гнездо фашистское, но тут выскочил детина беловолосый, с закатанными рукавами, как там, в 43-м…длилось это секунды, но успел он выстрелить – и не стало друга, с которым полвойны вместе прошли….


    Но ведь уже мир на земле! Мир!...


    Это было 12 мая 1945 года в Праге.


    Своего первенца, моего брата, отец назвал Толей…»


    Давно уже молчит дед. Молчу и я. Старые фотографии на столе…


    «И ходит по земле Босая Память – маленькая женщина»… Нет, прадед, ты живой, потому что 9 мая 2015 года на митинг я, твой правнук, понесу твои медали, медали простого русского солдата, Солдата Победы – Торова Григория Алексеевича!


    Валерий Калинин, ученик 10А класса,
    МБОУ СОШ № 11, п. Новый Ургал

     

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить
Чегдомын