USD 63.89 EUR 70.41

Архив номеров

16+

  • Прощай, Донецк! Здравствуй, Чегдомын!

    2014.07.0401271Информационные агентства сообщают, что на границу с Ростовской областью прибывают тысячи и тысячи беженцев. Большая их часть остаётся в Ростове-на-Дону, некоторые уезжают в другие города. Виктория Радишевская, опасаясь за свою жизнь и жизнь маленького сына, покинула Донецк и приехала искать поддержку к отцу в Чегдомын.

    Информационные агентства сообщают, что на границу с Ростовской областью прибывают тысячи и тысячи беженцев. Большая их часть остаётся в Ростове-на-Дону, некоторые уезжают в другие города. Виктория Радишевская, опасаясь за свою жизнь и жизнь маленького сына, покинула Донецк и приехала искать поддержку к отцу в Чегдомын.

    СЧАСТЛИВАЯ ЖИЗНЬ В БОЛЬШОМ ГОРОДЕ


    Фактически, Виктория наша землячка. Её отец – уроженец Николаевска-на- Амуре, мама – дочь строителей из отряда «Укрстрой», которые в 1980 году приехали на БАМ. Родители Вики, будучи студентами, познакомились в ДВГУПС и по распределению работали в Амгуни, Этыркэне и Новом Ургале. Именно в Новом Ургале родилась Вика, а потом и сестра Оксана. Когда девочка закончилатретий класс, супруги Радишевские разошлись, и мать с дочерями вернулась на Украину. Папа переехал в Чегдомын.

    Шёл 1998 год. На новом месте Викина мама сразу оформила украинское гражданство и на вырученные от продажи новоургальской квартиры деньги приобрела дом под Донецком. Через шесть лет Радишевские переехали в областной центр – Донецк.

    Это пятый по численности населения город Украины (там проживает почти миллион человек). По словам нашей собеседницы, он расположен в степной зоне, в верховьях реки Кальмиус, и окружен небольшими лесами, холмами, реками и озёрами. Вике очень нравился местный климат, да и сам город удачно расположен - на расстоянии 95 км к югу находится Азовское море (это как две поездки до Но-вого Ургала). К проведению чемпионата по футболу «ЕВРО-2012» Донецк заметно преобразился: расширили дороги, построили хоккейный клуб «Донбасс», новый международный аэропорт (сейчас их разбомбили) и многое другое. В общем, новая
    родина пришлась ей по душе.

    САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ МАМОЧКА


    Закончив в 2004-м среднюю школу, Вик-тория поступила в Украинскую инженерно-педагогическую академию и получила профессию «экономист» с правом преподавания в высших учебных заведениях. Поработать по профессии первое время не получилось.

    «Ещё на четвёртом курсе родила Марика, - рассказывает Виктория. – С отцом сына отношения не сложились, даже брак оформлять не стали. Родные тогда сказали: помогать будем, вырастим мальчика!»

    Поэтому и тогда и сейчас, когда ее называют матерью-одиночкой, она отвечает: «Я не одиночка, я – самостоятельная мамочка!»

    Все положенные по украинским законам три года декретного отпуска она занималась ребёнком, потому что особой нужды искать работу не возникало – если среднемесячная зарплата в городе составляла 150 $ (5 250 рублей), то пособие по уходу за ребёнком выплачивали в размере 200 $ (7 000 руб.), и этих денег вполне хватало.

    Чтобы получить место в дошкольном учреждении, после декретного отпуска Вика устроилась по профессии в городской отдел образования. Проработав там полгода, она перешла специалистом I категории в Донецкий военкомат. Молодая сотрудница отвечала за призыв в армию. За дело взялась рьяно, грамотный и ответственный подход к порученному делу ценили - Виктория Романовна была на хорошем счету у руководства.

    «ЖИТЬ В СТРАХЕ НЕ ХОЧУ!»


    «Всё шло ровно и хорошо до того времени, пока в ноябре 2013 года президент Украины Янукович не отказался вступать в ЕЭС, - вспоминает Виктория. – В начале 14-го в Киеве начались волнения, но дончане решили, что это вторая «оранжевая» революция, как в 2004-м. Паники не было. Думали, что раз в десять лет страну «потряхивает», столичным жителям нужно выпустить пар и всё закончится палаточными городками и митингами. Даже на селекторном совещании военкому ничего тревожного не сообщали, а ведь мы военная организация, узнавали всё первыми».

    С середины апреля киевские власти начали проводить на востоке Украины военную спецоперацию для подавления про-тестов,ставших реакцией на февральский госпереворот. Когда стали доходить разговоры о стрельбе, снайперах, вооружённых отрядах, начала нарастать тревога. Вика узнала, что в соседних городах Славянск и Краматорск отсутствуют свет, вода, продукты питания, медицинские службы, не работает общественный транспорт.

    Военные действия стали доходить и до Донецка. Возле детсада, куда Вика водила сына, поставили блокпост, город заполонили вооружённые люди. Детей рекомендовали оставлять дома и не пускать на улицу. Закрыли любимое место горожан - большой парк Щербакова, где было много аттракционов.

    Начались странности и на работе. Фев-раль, март, апрель для Вики «горячие» месяцы, полным ходом шёл призыв в армию. А тут как-то врываются в кабинет мужчины в масках, с автоматами и кричат: «Отменить призыв!» А через несколько дней уже другие представители «власти» командуют: «Усилить призыв!»

    Первое время, по словам Вики, несураз-ные указания новоиспечённых руководителей города она не воспринимала всерьез. А потом дошла информация, что майдановцы два раза брали в заложники областного военкома. По селектору официально передали, что в Донецке будет зачистка блокпостов. «Сверху» рекомендовали не подходить к окнам, на улицу выходить только в случае крайней необходимости.

    Потом её руководитель – военком - заявил: «Я написал заявление на увольнение, мне с этой армией не по пути!»

    После этого Виктория решила: «Мне дана одна жизнь и прожить её в страхе не хочу».

    ДОЛГИЙ ПУТЬ ДОМОЙ


    Всё это время она переписывалась с отцом по электронной почте, с которым не виделась 17 лет. Он сразу понял серьёзность ситуации и написал: «Что там у вас происходит? Собирай вещи и приезжай в Чегдомын. Жильё есть, работу найдём».

    Мама с сестрой отказались бросать квартиру, работу, учёбу в институте, а Вика решила рискнуть: той Украины, того Донецка, который она полюбила, уже нет, и ей надо спасать себя и сына.

    Девятого апреля, за месяц до вылета, Виктория купила билеты на самолёт до Хабаровска. Пятого мая она позвонила в аэропорт и узнала, что киевская власть отменила все рейсы в Россию. Не поверив, она перезвонила через два часа и услышала: полёты возобновлены!

    В порыве эмоций, сильно волнуясь, ринулась вместе с сыном в Донецкий аэропорт, где «обрадовали»: да, рейсы восстановлены,но только в Европу. Пришлось вернуться домой.

    Вся эта катавасия, когда Вика «сидела на чемоданах» и ждала, что вылеты в Россию восстановят, длилась две недели. Потом пошли слухи, что выезд из страны вообще запретят. «Надо решаться, иначе упущу шанс!» - поняла молодая женщина.

    Вернуть деньги, потраченные на билеты, сразу не получалось – на это требовалось ждать до 30 рабочих дней. А найти ещё 18 тысяч рублей на два билета не было возможности (для большинства украинцев это большие деньги). Тогда мама связалась с бывшими хабаровскими одногруппниками, которые живут в Ростове-на-Дону и те собрали необходимую сумму.

    Так начался долгий путь домой: 20 мая Виктория и Марик выехали на автобусе из Донецка в Ростов, 21-го сели в самолёт, ко-торый летел до Хабаровска, 23-го - были в дальневосточной краевой столице, 24-го - в Чегдомыне.

    Ещё в поезде Марик спросил: «А там танки ездят?» «Нет, сынок, в Чегдомыне живут мирные люди», - успокоила она пятилетнего мальчика.

    В ЗАКРЫТУЮ ДВЕРЬ НАДО СТУЧАТЬ

    В Чегдомын Виктория приехала с двумя сумками (на Украине один чемодан обо-шёлся бы в Викину зарплату, пришлось съэкономить) и без денег. Сидеть на шее отца, который зарабатывает не более 20 тысяч рублей, она не собиралась. Чтобы самой устроиться на работу, ей сначала надо оформить разрешение на временное проживание и патент на работу.

    Ещё в Хабаровске она позвонила в краевое управление Федеральной миграционной службы и попросила объяснить алгоритм дальнейших действий, если конечный пункт моего пребывания - Чегдомын. Посоветовали обратиться к местным властям и в районное отделение ФМС.

    И вот тут она столкнулась с нашей ре-альностью: чтобы пройти медкомиссию, нужно посетить часть врачей в Чегдомыне, другую - в Хабаровске. Кроме этого, перевести на русский язык паспорт и сви-детельство о рождении сына и заверить эти документы нотариально. И сделать это можно только в краевой столице. За это все нужно заплатить 11600 рублей - 2000 рублей госпошлины (на двоих), 3 600 - за патент на работу, 6 000 – медкомиссия (тоже на двоих). Плюс билеты на двоих до Хабаровска туда и обратно, не считая про-живания в краевой столице.

    Поддержал отец – Роман Николаевич, ко-торый дал дочери на поездку 10 000 руб. Но денег не хватало и Виктория приуныла.

    Потом она пошла в администрацию го-родского поселения «Рабочий поселок Чег-домын». Пошла в надежде за помощью. Её приняла главный специалист орг. методического обеспечения и связям с обществен-ностью С.С. Глинская. «Светлана Сергеевна сразу прониклась моими проблемами и посоветовала обратиться к главе Сергею Натфулловичу Касимову, - делится впечатлениями собеседница. – Они пообещали посодействовать в устройстве сына в дет-ский сад. Это очень понимающие и добрые люди!»

    Жильё в Хабаровске нашлось – Вику радушно встретила мамина одногруппница. Чтобы найти недостающую сумму, Вика пошла по инстанциям. Обратилась в региональную общественную приёмную Председателя партии «Единая Россия» Д.А. Медведева, где ей выделили финансовую помощь, из приёмной позвонили в отдел социальной поддержки населения г. Хабаровска – там тоже помогли. В резуль-тате, она набрала необходимую сумму для оформления документов и прохождения медкомиссии.


    ОБРАТНОЙ ДОРОГИ НЕТ


    Приехав в Чегдомын, Виктория позвонила сестре Оксане. Та рассказала, что многие знакомые уехали из Донецка, продуктов питания в магазинах нет, а в одном из больших супермаркетов на пустующих полках прикреплена табличка: «Продукты
    в дороге».

    В Интернете прочитала о массовой гибели людей под Луганском, ночном обстреле в Донецкой области, уничтожении ополченцев Национальной гвардией.

    Новости Украины от 16 июня сообщали, что Киев закрывает границу с Россией, а и.о. министра обороны страны М. Коваль официально заявил: подконтрольное ему ведомство при участии пограничников уже перекрыло порядка 250 км границы с РФ.

    Галина ТИМОШЕНКО

    КОММЕНТАРИИ


    А.В. Ковган, начальник отделения ФМС России по Хабаровскому краю по Верхне-буреинскому району: «Виктория – первая
    беженка, которая обратилась к нам после страшных событий на Украине. Мы предполагаем, что появятся и другие, ведь Новый Ургал строили украинцы и многие из них остались в районе – их родные и близкие, возможно, будут искать у них поддержки. Сегодня нам уже позвонили два человека из Чегдомына и Этыркэна, чтобы расспросить о статусе беженцев, к ним планируют прие-хать родственники».

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить
Чегдомын