USD 58.88 EUR 65.96

Архив номеров

16+

  • Он доказал - уголь в районе есть

    2017.05.150164На старом малосильном пароходике «Батрачка» четырнадцать суток поднимались геологи от пристани Бурея до Чекунды. Возглавлял поисковую партию молодой геолог «Дальгеотреста» Василий Скороход.

    МАЛЕНЬКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ НА БУРЕЮ


    На старом малосильном пароходике «Батрачка» четырнадцать суток поднимались геологи от пристани Бурея до Чекунды. Возглавлял поисковую партию молодой геолог «Дальгеотреста» Василий Скороход.


    В Чекунде в «Золотопродснабе» приобрели геологи долбленую лодку с наращенными из досок бортами, двинулись вверх по Бурее.


    Но прежде чем эта маленькая экспедиция попала на Бурею, Скороходу пришлось немало «повоевать», доказывая, что есть уголь в Буреинской котловине.


    Геолог изучил все, что указывало на наличие здесь угля. В первую очередь это работы академика А.Ф. Миддендорфа, который в 1842 - 1845 гг. совершил путешествие по Восточной Сибири и Дальнему Востоку, побывал он и в верховьях реки Бурея, дал первые сведения о геологическом строении Верхней Буреи, о наличии каменного угля в этих местах.


    Подтвердил эти выводы в 1862 году начальник физического отдела Сибирской экспедиции географического общества Ф.Б. Шмидт. Он предпринял научное путешествие по всей Бурее от истоков до впадения в Амур.


    Были изучены отчеты геологов Бацевича, Хлапонина.


    В 1929 - 30 гг. проводили разведку ленинградские геологи: Пономарев и Ляски. Их вывод был таков: Верхнебуреинская котловина на промышленные угли бесперспективна.


    Авторитетную комиссию, собравшуюся в Далькрайисполкоме, Скороходу удалось убедить в обратном.


    Было получено разрешение на создание комплексной экспедиции для дальнейшей разведки буреинских углей. Это был 1931 год.


    Летом 1932 года экспедиция, под руководством Скорохода, в составе двух партий тронулась в путь. Одну возглавил сам Василий Захарович, вторую - Штемпель Борис Михайлович. Эта партия работала в районе Тырмы.


    У Скорохода, кроме него, было еще четыре человека: два студента-практиканта, коллектор и рабочий.


    Сполна испытали на себе геологи коварство красавицы - Буреи, а она то и дело подбрасывала одну неожиданность за другой: то захламленный непроходимый берег, то бурный, с крупными валунами перекат.


    Лодку тащили по-бурлацки, долго не могли приноровиться к лямкам.


    С утра заедали комары и мокрец, а когда поднималось солнце, набрасывались оводы.


    Продвигаясь вверх по Бурее, находили признаки, указывающие на наличие углей, в первых же промывках песчано-щебеночного материала обнаружен вечный спутник каменного угля - аркозовый песчаник. Это воодушевляло.


    После изнурительной работы, в течение месяца, геологи нашли выходы угольных пластов. В дневнике Скорохода появилась запись: «Обнаружена «книжная полка» с пластом «коминтерн». Закартировано 19 июля 1932 года».


    Скороход отдавал себе отчет - предстоит самая трудная, самая кропотливая работа.


    Что это не заурядное месторождение, а крупный бассейн, Скороход не сомневался.


    Но это следовало доказать, закартировать всю площадь угленосности. И геологи продолжали уходить в длительные маршруты на 10 - 12 суток.


    Так работали все лето, пока, по утрам, не стали прихватывать заморозки и надо было, не снижая темпов разведочных работ, по Бурее, затем по ее притоку Ургалу, возвращаться обратно.


    Теперь они избавились от мошкары и слепней, но изнуряли ночные морозы, туманы, морось. Спать приходилось урывками, по три-четыре часа.


    «Это были самые тяжелые дни нашей экспедиции, - скажет позже Скороход. - Начинались очень холодные ночи. Не всегда спасал костер. Иную ночь напролет приходилось корчиться у огня. Позже, в 1934 году, я научился делать нодью, которая медленно горела всю ночь без подбрасывания новых дров, но тогда мы были вынуждены неделями не спать.


    Тяжелы были рюкзаки, пополнявшиеся образцами пород и объемными малокалорийными продуктами.


    Но все это окупалось результатами работы. Появилась геологическая карта Верхнебуреинской котловины, на которой десятками километров шли полосы угленосных отложений.


    Ориентировочно подсчитанные прогнозные запасы угля составляли многие миллиарды тонн. Это уже был угольный бассейн, самый крупный на Дальнем Востоке.


    Задание - найти топливо для будущей трассы БАМ, изыскания которого начались в эти же годы - было блестяще выполнено».


    В конце полевого сезона Скороход подошел со своей партией к реке Ургал с севера, где встретились с партией Штемпеля, которая сделала вывод о бесперспективности южной части котловины.


    Здесь, на Среднем Ургале, Скороход передавал эстафету прибывшим из Владивостока двум поисково-разведочным партиям геологов Алабушева и Михайлова, которым предстояло в зиму 1932 - 33 гг. вести трудные разведки среднеургальской угленосной свиты, самой перспективной и более доступной для разработок.


    Сразу после окончания полевых работ в бассейне реки Бурея Скороход был вызван в Москву, в Главгеологию, для сообщения об установленной угленосности этого района. Но, при составлении плана на 1933 год, геологическая партия на Бурею не была утверждена. Настойчивые просьбы направить экспедицию в Буреинский район остались без ответа.


    Для полевых работ намечен другой район - в бассейне реки Суйфун.


    На Бурею была отправлена геологическая партия под руководством Т.Н. Давыдовой, хотя Скороходом были составлены «Геологический очерк Буреинского бассейна», сводка и геологическая карта, дана схема участков угленосности и подсчитаны прогнозные запасы каменного угля в бассейне.


    Казалось бы, карты в руки, молодой геолог, дерзайте… Ан нет, у главка свои расчеты.


    Больше на Бурее Скороход Василий Захарович никогда не был. Хотя всегда помнил эти места, живо интересовался дальнейшей судьбой месторождения. И сегодня его письма приходят в краеведческий музей из далекой Москвы.


    АРЕСТОВАН ПО ДОНОСУ


    В одном из писем, выполняя нашу просьбу, Василий Захарович рассказал о своей дальнейшей жизни после Буреи.


    Год 1934. Он получил направление на изучение геологии Приморского края в бассейне реки Майхэ, где обнаружил угленосные отложения на обширной площади.


    Эти изыскания дали возможность уже потом - в 70-е годы, перебазировать буроугольную промышленную базу при отработке запасов Артемовского месторождения.


    Еще одно крупное открытие геолога Скорохода было в 1937 году: на Дальнем Востоке, на реке Мае установил выход нефти.


    Но в ассигновании на дальнейшую разведку главкомом было отказано.


    Неожиданную и щедрую помощь геологи получили от военных. Заинтересовался открытием геологов маршал Блюхер. Геологи получили в штабе армии буровой станок, локомобиль, лодки, полное снабжение продуктами, обувью. Развернулась работа 17-ти поисковых партий, которыми руководил Скороход.


    А в главке уже плелись интриги, составлялись документы.


    Была найдена причина, чтобы скомпрометировать начальника экспедиции.


    Скороход был уволен из дальневосточного геологического управления.


    Но опасаться надо было другого. К этому времени инициатор создания экспедиции по нефти и возможный защитник - маршал Блюхер был расстрелян.


    Отстраненный от живой изыскательской работы Скороход занимается систематизацией накопленного богатейшего материала по геологии Дальнего Востока.


    К 1940 году была составлена геологическая карта и написана фундаментальная работа, освещающая структуру геологического строения южной части советского Дальнего Востока.


    В годы войны Скороход был направлен на серный рудник в Узбекистане.
    23 декабря 1942 года арестован по доносу, в котором обвинялся в ведении антисоветских разговоров и связи с врагом народа - маршалом В.К. Блюхером.


    Скорый суд на узбекском языке без переводчика приговорил к 10 годам лишения свободы.


    Прошел ужасы Кокандской колонии и был этапирован на урановый рудник в Таджикистан.


    Здесь дали вольное хождение, поселили вне лагеря, поручили разведку уранового месторождения.


    Добрым словом вспоминает Скороход начальника рудника Зарапетяна, который относился по-человечески к заключенным.


    После окончания разведки вновь этап по спецнаряду, теперь на Урал, на месторождение россыпных алмазов. Этот этап был ужасен, продолжался более двух месяцев. Довезли еле живого.


    И здесь встретил добрых, отзывчивых людей, которые рисковали своей свободой, ведь заключенные по 58-ой статье подвергались особо тяжелому режиму.


    На алмазном руднике занимался поисково-разведочными работами.


    В апреле 1950 года был досрочно освобожден, но с условием - оставшихся два с половиной года отработать на предприятиях «Уралалмаза».


    В 1953 году закончился срок высылки. Запрещалось жить в столице и областных городах. Устроился в Тульской области геологом Щекинской геологоразведочной партии.


    В 1958 году решением Президиума Верховного Суда Узбекской ССР реабилитирован.


    До 1968 года и выхода на пенсию жизнь Василия Захаровича была связана раз и навсегда с геологией.


    Еще одна любовь Василия Захаровича - его сад, окружающий крепкий дом - пятистенок, построенный от фундамента до конька крыши своими руками.


    В саду хорошо прижились и «дальневосточники» - актинидия и лимонник китайский.


    Вот такой долгий, нелегкий жизненный путь.


    Н. ЛОБАНОВА

    БЛЮХЕР И СКОРОХОД: ЧТО МЕЖДУ НИМИ ОБЩЕГО


    Казалось бы, что общего между двумя фамилиями - Блюхер и Скороход? Один прославленный полководец, другой - рядовой геолог?


    Об этом и писала «Советская Россия» в 1964 году: «...Вчера Василий Захарович побывал в редакции. Он работает в Москве главным технологом геологического отдела института «Центрогипрошахт». Имеет около тридцати научных работ. Неутомимый разведчик недр и сейчас бывает в экспедициях.


    Особенно тепло В.З. Скороход вспоминает о встречах с Блюхером. По инициативе маршала ученые географы и геологи регулярно выступали в штабе ОКДВА с рассказами о природных богатствах края и перспективах его освоения».


    «1937 год. Дни были напряженные... Василий Константинович Блюхер, меняя автомашину на самолет, а то и на верховую лошадь, инспектировал части, проводил учения, проверяя готовность войск. И все же он нашел время принять геолога Скорохода», - пишет автор статьи «Бомбардировщики идут за …нефтью. В. Блюхер и тайны кембрия». М. Шаганский: «Прочитал ваш доклад. Нас очень, я подчеркиваю, очень заинтересовали ваши предположения о месторождениях нефти на территории Хабаровского края. Что нужно для поиска? Чем могу помочь?


    - Нужна большая, хорошо оснащенная экспедиция…»


    С этой минуты события стали развертываться с необыкновенной быстротой. Маршал связался с Центральным Комитетом партии, звонил и слал телеграммы в главки и управления, добиваясь разрешения организовать экспедицию. Он использовал все возможности ОКДВА, чтобы помочь геологам.


    Так, в распоряжении Скорохода оказались военные топографы, обмундирование, снаряжение, оружие, продовольствие и даже новенький локомобиль.


    Подобных масштабов еще не знали дальневосточные геологи. Восемнадцать отрядов, партии вошли в состав экспедиции, и все они были оснащены по последнему слову техники разведки тех лет.


    В ходе подготовки Блюхер принял еще одно решение, о котором Скороход мог лишь мечтать. Зная, каких неимоверных усилий и, главное, затрат и времени потребует доставка экспедиции в район разведочных работ, маршал включил в поиск нефти именно воздушные силы.


    Был разработан и осуществлен план переброски разведочных партий в район Маи на тяжелых бомбардировщиках.


    И вот на ладонь Скорохода лег керн. Скороход еще не знал, что Блюхер, который по праву был участником открытия, уже занесен в черный список «врагов народа». Не ведал, что и на него тоже строчится донос…».


    Л. ТИМОШЕНКО

    Подготовлено Межпоселенческим Чегдомынским  краеведческим музеем

    Редакция газеты "Рабочее слово"
  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить
Чегдомын