USD 58.88 EUR 65.96

Архив номеров

16+

  • Достойный труд - смысл жизни Алексея Синюшкина

    2017.04.240394Солнечный день - 30 марта начался у Алексея Семёновича Синюшкина с поздравлений, добрых пожеланий здоровья и долгих лет жизни. Именно в этот день ему исполнилось 90 лет. На протяжении жизни все его юбилеи совпадают с юбилеем Верхнебуреинского района.

    Солнечный день - 30 марта начался у Алексея Семёновича Синюшкина с поздравлений, добрых пожеланий здоровья и долгих лет жизни. Именно в этот день ему исполнилось 90 лет. На протяжении жизни все его юбилеи совпадают с юбилеем Верхнебуреинского района.


    Мы попросили Алексея Семёновича рассказать о своей непростой жизни, о шахтёрской династии Синюшкиных.


    «Родился я в 1927 году в деревеньке Малые Сумичи Амурской области. В большом пятистенном доме проживали несколько семей: моего дедушки, его брата, брата моего отца и наша семья, состоявшая из 6-ти человек. Такое большое скопление народа в одном доме никого не смущало. Считалось нормой, что здесь уживаются три поколения.


    В 1930 году началась коллективизация. Дед не захотел вступать в колхоз, уехал в с. Усть-Ургал, устроился зимовщиком. Зимовщиками называли людей, которые содержали избу-гостиницу, где путники могли бы остановиться на ночёвку, отдохнуть, покормить лошадей.


    А мой отец и дядя стали трудиться в колхозе «Гористый». Вскоре отца вместе с другими односельчанами отправили учиться на трактористов-в колхозе появилась техника, нужны были водители, трактористы.


    Однажды дедушка приехал в гости и забрал меня с собой в Усть-Ургал. Помню, что на лошади мы добирались семь дней, с ночёвками.


    У дедушки я прожил 2 года. Изучил все окрестности. Напротив нашего хутора, где Ургал впадает в Бурею, был ещё один хуторок из 5-ти домов. Там жили семьи Пестовых, Бородиных, Епифанцевых и Герей. Некоторые их потомки до сих пор проживают в Усть-Ургале.


    Когда я вернулся домой, мама работала свинаркой в колхозе, отец трактористом. Родилась ещё одна сестрёнка-Нина, детей стало пятеро.


    А в 1938-ом нашу семью постигло несчастье - трагически погиб отец. Мама осталась с пятью детьми, продолжая трудиться в колхозе.


    Через год, как передовую колхозницу, её отправили в Москву на сельскохозяйственную выставку.


    Дедушка всё же уговорил маму переехать в Усть-Ургал, поближе к ним. Она согласилась и в феврале 1940 года мы покинули Амурскую область.


    Старший брат Филипп продолжил учёбу в Чекунде, а я пошёл в начальную школу в Усть-Ургале. Помню своих первых учителей: Веру Титову и Марию Иваненко.


    Школа была в одном доме с почтой. На почте работал и там же жил с семьёй Михаил Бородин. Туда и пришло известие о начавшейся войне с фашистской Германией.


    В ноябре 1941 года, когда на западе страны шла война, на станцию Ургал пришёл первый поезд. Это было грандиозное событие. Подкативший в клубах пара, издавший резкий свисток, паровоз был весь украшен портретами вождей: Ленина, Сталина, Маркса и Энгельса.


    Изумлённых детей посадили в вагон и мы впервые прокатились на этом чуде техники-это были незабываемые впечатления.


    Учиться долго в школе мне не пришлось. В 1943-ем я окончил 4-ый класс. Маме было тяжело поднимать младших детей, не хватало денег. Надо было помогать. Так закончились наши «университеты». Брат Филипп окончил восьмилетку и устроился на работу в Среднем Ургале. А меня взяли в ниманскую геологическую экспедицию. В 15-16-ть лет это было нормально, другие начинали работать и раньше.


    Так началась моя трудовая деятельность. Работал на разных работах, а в 1944-ом обучился специальности промывальщика. Лучше всех сдал экзамен, и уже на следующий день с напарником самостоятельно пошли на промывку грунтов из шурфов и канав.


    В декабре 1944-го мне вручили повестку. Из расположения экспедиции, я пешком, за 3 дня, добрался до Усть-Нимана. Путь неблизкий-65 километров. Отморозил лицо и уши. Там мне оказали медицинскую помощь, на складе снабдили сухим пайком.


    До Усть-Ургала, к матери, нужно было преодолеть ещё 55 километров. А военкомат находился в Среднем Ургале.


    Машин попутных не было. И никого не удивляло, что молодой парень, в одиночку, идёт в военкомат, чтобы успеть к сроку, указанному в повестке.


    Такое было время, взрослели мы очень рано. Я шёл по Бурее. По пути зашёл в посёлок Аюрдак, где и переночевал. Потом дошёл до зимовья Азановск, перекусил и двинулся дальше.


    Стемнело, мороз всё крепчал. Дороги почти не видно. Попал в наледь, намочил ноги. Силы мои были на исходе.


    Уже были видны огни Усть-Ургала, слышен собачий лай, а я идти больше не мог.


    Но мысль о том, что меня сочтут за труса, а то и за дезертира, не дошедшего до военкомата, пульсировала в мозгу, не давала упасть, отключиться- опозорить семью.


    Вот уже показались дома. Мама с детьми жила в отдельной квартире на бурплощадке и не ожидала, что я вдруг появлюсь на пороге. Захлопотала, заохала. Ноги не успел отморозить, а лицу и ушам опять досталось.


    Явку в военкомат я просрочил на неделю - залечивал отморожения.


    Сразу после встречи нового 1945-го года на попутной машине я поехал в военкомат. Там меня заставили писать объяснительную. Но, увидев моё, чуть поджившее лицо, простили. Оставили при военкомате конюхом, возчиком. Так прослужил 3 месяца, потом меня уволили и я уехал домой. Почему не отправили на фронт? Думаю, военком пожалел молодого парня. Война уже шла к своему концу, все ждали победы.


    Зачем так подробно я рассказываю о своей молодости? Может быть, молодые люди хотя бы представят, в каких условиях мы жили и какими мы были ответственными, сознательными. Работники военкоматов не вылавливали призывников по домам. Мы знали, что служить в армии-это наш долг перед Родиной.


    День Победы встретил на работе, в экспедиции. Радости не было предела. Мы победили!


    Когда вернулся домой, то узнал, что нашу организацию переводят в п. Хинган. Мы загрузили оборудование на платформу и поехали в г.Облучье. Оттуда нас отправили на производственный участок.


    В мае 1945-го мы сдали разведанное месторождение олова на Хингане. Там был открыт новый рудник имени Микояна. Это был наш вклад в Победу.


    В конце этого же года нашу группу перевели на участок, недалеко от курорта «Кульдур». Сейчас там расположен разъезд Брусит.


    Через год меня отправили в маршрут под с. Аланап, вглубь тайги на 70-т километров.


    Вернулся с задания в октябре и опять мне вручили повестку из военкомата. Теперь уже в Облучье мне сделали отметку в свидетельстве и отправили домой.


    А в райисполкоме меня ждала награда - медаль за доблестный труд во время войны.


    Одновременно, мне пришёл вызов на работу в Чегдомын и поступило предложение учиться на коллектора в Хабаровске - повышать образование. Пришлось выбирать, я подумал и решил работать.


    7 ноября 1946 года я выехал поездом в Чегдомын. Но поезд дошёл только до Тырмы. Оказалось, рельсы с железной дороги давно сняли на фронт-на решающую битву под Сталинградом.


    Ехать назад не было денег. Решил продолжить свой путь до Чегдомына пешком. Шёл 5-ть дней, от одной колонии до другой. Они были расположены через каждые пять километров. Это были колонии русских заключённых и пленных японцев.


    На предприятии «Бурейшахтострой» я начал работать учеником столяра, затем столяром.


    В декабре 1947-го вступил в комсомол. В городке была школа фабрично-заводского обучения (ФЗО). В ней обучали плотницкому и столярному делу; готовили каменщиков, штукатуров, маляров. Это были востребованные профессии-шло строительство шахты.


    В 1948-ом наше предприятие переименовали в Ургальское шахтоуправление. После школы ФЗО учащиеся приходили к нам в ремонтно-строительную группу на практику. Меня избрали секретарём комсомольской группы.


    Затем я перевёлся на пилораму, потом на новый лесной склад-на шпалорезку. Обучался сам, потом учил молодых работников. Всегда откликался на просьбы начальства выручить, пойти туда, где не хватало рабочих рук.


    1952-ой год стал для меня особым. Я встретил симпатичную, милую девушку Раису, которая тронула моё сердце. В феврале познакомились, а в марте уже сыграли свадьбу. Долго не раздумывали и прожили благополучно много лет. В этом же году меня избрали председателем цехового комитета.


    В 1953-ем у нас родилась дочь Людмила, а через два года сын-Виктор.
    Для растущей семьи построил себе дом, рядом с домом брата, в нижнем Чегдомыне.


    В 1958-ом, получив положительную рекомендацию, вступил в ряды КПСС.


    Спустя два года, решил испытать себя на подземных работах. Перевёлся на участок ВШТ «путевым подземных выработок». Затем стал крепильщиком, но опять временно попросили поработать на ГРП такелажником. Словом, всегда отзывался на призывы о помощи, подмене кого-то.


    Работая снова крепильщиком, пошёл учиться в вечернюю школу, в 5-ый класс. Пришлось повышать образование, так как у меня всегда были профсоюзные и комсомольские нагрузки.


    Работал агитатором предвыборных кампаний и членом избирательных комиссий.


    В 1961-ом году меня впервые избрали депутатом поселкового Совета.


    Через три года окончил 7-мь классов. На том моё обучение закончилось. Трудно было всё совмещать: работу, учёбу, семью и общественные нагрузки.


    Время шло. В шахте проработал до 1965-го года. В этом же году у нас родилась ещё одна дочь - Ирина.


    По здоровью врачи не разрешили мне больше работать под землёй. Пришлось вернуться на лесной склад.


    В 1966-ом столярный цех объединили с лесным складом. Возникла необходимость кому-то заняться правкой, заточкой циркулярных, рамных пил.


    Стал добиваться постройки нового помещения для правки пил и, когда «дали добро», сам его и построил. Получил новые станки для заточки пил. К каждому станку установил отсосы пыли, вентиляторы. Работать стало намного легче.


    Перенимал передовой опыт других пилорамщиков. Как-то был в гостях в Волгодонске, и мне разрешили поработать и обучиться на местном деревообрабатывающем комбинате.


    Приехав домой, внёс рационализаторское предложение на своей пилораме-оборудование перестало ломаться, сократились простои, увеличился объём выработки продукции.


    Когда в 1974-ом году в нашем районе началось строительство БАМа, возрос спрос на пиломатериалы. Надо было строить жильё для прибывающих строителей.


    Увеличилась нагрузка на пилоправов. Инструменты привозили со всего участка - от Алонки до Сулука. Так и работал, пока не появились у строителей БАМа свои заточные станки.


    Вносил рационализаторские предложения, делал эскизы и заказы в механическом цехе. Сам потом всё это оборудование и внедрял.


    Тогда я уже был председателем комиссии по народному контролю лесного склада. Приходилось спорить с начальством, отстаивать свою правоту.


    Депутатом поселкового совета меня избирали шесть раз. Отработал на благо народа 12 лет (с 1961-го по 1973-й годы).


    Поселковым депутатам работы хватало. Помню, очень трудно было в нижнем Чегдомыне с упорядочиванием улиц.


    Плана застройки посёлка не было. Каждый строил дом там, где хотел.


    Депутатам пришлось наводить порядок: как-то выравнивать улицы, давать им названия. Делать проулки, чтобы можно было пройти и проехать.


    Депутаты строили дороги, тротуары, мосты и подмостки. Трудно было собрать людей на субботник или воскресник. Крикуны выступали на собраниях, а помощи от них не было.


    Вот депутаты и работали сами, в прямом смысле. Вопрос благоустройства Чегдомына выносился на каждую депутатскую сессию.


    Работая на лесном складе, в одиночку не смог бороться с бюрократизмом секретаря партгруппы. Опять ушёл работать на участок ВШТ.


    Стал слесарем по ремонту шахтных вагонеток. Оттуда, в 1982 году, я и ушёл на пенсию.


    Но, конечно, я продолжал трудиться, но теперь уже дежурным щита по управлению механизмами шахты.


    Через год начальник лесного склада уговорил меня вернуться к ним.


    Я согласился, так как отдал лесному складу много сил и знаний, он мне был родным.


    Но когда увидел, во что превратились, за время моего отсутствия, инструменты и мои изобретения-приспособления, очень расстроился.


    Всё это валялось изуродованным в куче металлолома. Больно стало на сердце от того, что все мои внедрения пошли прахом. Уволился, решил немного отдохнуть.


    Но не тут-то было. Через полмесяца старшая дочь Людмила, она уже работала в детском саду №2, сказала, что у них есть работа для меня: «Ты же классный столяр, а у нас много мебели сломалось. Ты сможешь её восстановить».


    Так я проработал в детском саду на ремонте мебели пять лет.


    Мои дети давно стали взрослыми. Выучились, работают. Людмила окончила Биробиджанское педучилище. Работает по сей день воспитателем в детском саду № 7.


    Виктор отслужил в Морфлоте, окончил заочно техникум. Долго работал токарем, затем начальником ремонтно-строительного участка.


    Ирина, после окончания медучилища, работает медсестрой в районной больнице. Вместе с мужем организовали свой бизнес-салон красоты.


    В общем, все дети состоялись, как личности, приносят пользу району: воспитывают детей, лечат земляков.


    В 1989-ом году умерла моя супруга Раиса. Целый год я тосковал по ней. Заболел, месяц пролежал в больнице.


    Но судьба ещё раз дала мне шанс стать счастливым, семейным человеком. Я познакомился с Лидией Копыловой, и мы соединили свои судьбы, стали семьёй.


    Дочь Люда опять не дала мне скучать. Нашла мне работу в детском саду № 7 - ремонтировать мебель.


    Здесь я отработал до августа 1997-го.


    Мой общий рабочий стаж - 54 года. За это время награждён множеством Почётных грамот от райкома комсомола, райкома партии, от родного предприятия и районной газеты.


    Имею нагрудные знаки: «Почётный ветеран ОАО «Ургалуголь», «Отличник соцсоревнования», «Победитель соцсоревнования». Награждён медалью «Ветеран труда».


    За работу в геологии по поиску полезных ископаемых во время Великой Отечественной войны 1941-1945гг. награждён медалью, как упоминалось ранее».


    Эту медаль Алексей Семёнович ценит больше всего-это молодость, война, неустанный труд. Благодаря ей, он получил статус «Труженик тыла».


    Прочие медали-юбилейные: за Победу в войне 1941-1945 годов (начиная от 30-ти до 70-летия Победы), за доблестный труд в честь 100-летия со дня рождения В.И. Ленина, «За победу над Германией».


    В 2012-ом, решением Совета депутатов, Алексею Семёновичу присвоено звание «Почётный гражданин городского поселения «Рабочий посёлок Чегдомын».


    Мы видели множество современных Почётных грамот, благодарностей за участие в районных мероприятиях по патриотическому воспитанию молодёжи, активное участие в музейных встречах, сотрудничество и занятия с учащимися; за многолетний труд в честь 85-летия Верхнебуреинского района. Всех не перечесть!


    И, хотя в достойной плеяде наград Алексея Семёновича нет нагрудных знаков шахтёрской Славы, он всю жизнь честно трудился, обучал молодёжь. Отзывался на, подчас, не очень денежные работы, невыгодные предложения. Не шёл против своей совести.


    Всегда выручал, соглашался на «прорыв». Знал, что нужно помочь родному предприятию, коим стала для него шахта.


    В разное время Синюшкины отдавали силы шахте: брат Филипп и племянник Андрей-кавалеры знака шахтёрской Славы. Андрей возглавлял шахту «Северная», работал председателем профсоюза. Сын Виктор работал начальником РСУ. Выйдя на пенсию, уехали: один в Санкт-Петербург, другой в Анапу.


    Но Алексей Семёнович горд тем, что в настоящее время в АО «Ургалуголь» продолжают трудиться члены династии Синюшкиных. Внук нашего героя-Роман Викторович работает в горно-спасательной службе.


    Второй племянник-Анатолий Владимирович работает токарем в ОГМ. Имеет нагрудные знаки шахтёрской Славы III-ей и II-ой степеней. Его сын-Максим Анатольевич трудится сменным механиком автобазы Технологической колонны открытых горных работ.


    У Алексея Семёновича семь взрослых внуков и шесть правнуков.


    Герой всеми любимого, культового фильма «Белое солнце пустыни» говорил: «Хороший дом, хорошая жена-что ещё нужно человеку, чтобы встретить старость?» С ним трудно не согласиться.


    Всё это у Алексея Семёновича есть. Ещё-множество родственников, любимая сестра-Нина Семёновна, у которой в этом году тоже будет юбилей.


    На этой оптимистической ноте завершим повествование о нашем доблестном ветеране-ровеснике района, на памяти и в жизни которого происходили все значимые события не только в районе, но и в стране.


    Люди старшего поколения защищали Родину, трудились в тылу, как Алексей Семёнович. Участвовали в освоении целины и Арктики. Гордились полётом Юрия Гагарина в космос. Строили новый БАМ. Верили в справедливое, светлое будущее своих потомков. Низкий им всем поклон!


    Беседовала Надежда Бокова

    Редакция газеты "Рабочее слово"
  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить
Чегдомын