USD 59.46 EUR 69.82

Архив номеров

16+

  • Верхнебуреинский соболинный племенной рассадник

    2017.03.060410 Охота на соболя в Верхнебуреинском районе открылась в 1949 году. Причем велась она строго по разрешениям. В том году было добыто 93 соболя.

    Охота на соболя в Верхнебуреинском районе открылась в 1949 году. Причем велась она строго по разрешениям. В том году было добыто 93 соболя.


    С целью быстрейшего заселения всех охотугодий, с 1949 по 1957 год, главное внимание и основные средства были направлены на работы по искусственному расселению соболя.


    В 1952 году, с целью обеспечения потребностей Дальнего Востока в живых соболях, Хабаровское охотуправление организовало Верхнебуреинский соболиный племенной рассадник.


    Он располагался в верхнем течении реки Буреи, в светлохвойных лесах - благоприятных местах для жизни соболя с хорошей кормовой базой.


    С научной точностью соболь был отграничен от его главного уничтожителя – человека и от других, природных врагов и напастей, в зимнее время организованы места подкормки.


    Результат превзошел все ожидания: ежегодно численность поголовья соболя росла не в арифметической, а в геометрической прогрессии.


    Отлов живых соболей производился с помощью обмета, рукавчика и различных живоловушек.


    С 1956 года в работе рассадника приняли участие четыре колхоза: «Путь Ленина», «Негу-Геван», колхоз имени Колесова, «Красный охотник».


    В рассаднике, впервые в крае, началось массовое строительство избушек для охотников.


    В первый год было отловлено и отправлено 282 соболя.


    Темпы отлова с каждым годом возрастали. Доходы колхозов от этой отрасли стали составлять 60 - 70%.


    Национальным способом отлова соболей считался гон. Он заключался в троплении или преследовании соболя, пока тот не заберётся в убежище или на дерево. Преследование вели обычно с собакой, некоторые охотники пользовались верховыми оленями.


    После того, как соболь загнан или просто обнаружено место, куда он спрятался, его отгораживали сеткой, подвешенной на палки. Низ сетки утаптывался в снег. Собаку привязывали в стороне и начинали дымом «выкуривать» зверька. Выскочивший соболь обычно бросался бежать, запутывался в сетке, и охотник должен был быстро его схватить и поместить в брезентовый мешок.


    Часто соболя собака загоняла на дерево. Этот способ, в начале зимы, по небольшому снегу и с хорошей собакой, был выгодным. Некоторые охотники добывали до 3-х соболей в день.


    Способ отлова живоловушкой в корне отличался от гона. Охотник с осени раскладывал приманки в ящики, изготавливаемые в тайге из колотых плах. Крышка была подпёрта и давала возможность соболю свободно проникать к приманке. Удостоверившись, что зверёк прикормился, охотник ставил внутрь маленький гнездовой ящик с подстилкой и убирал оттуда лишнюю приманку. Таким способом охотник в развилке Буреи и выше отлавливал до 30 соболей, причём в гористых местах.


    Отловленных соболей доставляли на Средний Ургал. Здесь каждого зверька внимательно осматривали.


    Из существовавшего в то время стандарта на шкурки, из семи цветовых категорий, приёмке подлежали только 4 верхних, наиболее тёмных. Обращалось внимание на состояние зубов, зрения. Каждого зверька взвешивали на весах, помещали в достаточно просторные клетки, присваивали порядковый номер и заводили документацию.


    После десятидневного карантина соболь был годен для выпуска.


    Не соответствующих по цвету, зверьков-инвалидов браковали, о чем составляли акт.


    За каждого соболя, принятого и прошедшего карантин, рассадник выплачивал 150 рублей.


    Средняя себестоимость одного соболя составляла 183 рубля. Цена его реализации была установлена в размере 250 рублей.


    Верхнебуреинский соболиный племрассадник был первым и самым крупным на юге Дальнего Востока. По своей узкой специализации он был единственный в стране.


    За хорошие показатели рассадник трижды: в 1955, 1956, 1957 гг. был участником выставки достижений народного хозяйства (ВДНХ) в г. Москва.


    Его бессменным директором был Н.Х. Кун.


    В Верхнебуреинском районе отлов соболей для расселения продолжался с 1952-1959 гг. 3а это время был отловлен 7061 соболь. Из этого количества выбраковано и погибло 2 893, 4168 было отгружено для расселения.


    В другие районы Хабаровского края отправили 1151 соболя; в Приморский край и Магаданскую область соответственно 496 и 705; Амурскую и Читинскую области -548 и 921; Якутию -104 соболя.


    Пять выпусков общим количеством 166 соболей (1952 - 1957гг.) было направлено в южную часть нашего района. Ранее там соболь отсутствовал.


    Всюду, где производился выпуск соболей, он хорошо прижился.


    Соболиный рассадник выполнил благородную миссию. О нём писал Григорий Сухомиров в книге «Охотничье хозяйство Дальнего Востока»: «Зимой, в 1954, мы вместе с коллегой Вильмоновым помогали племрассаднику в организации отлова живых соболей по реке Бурее.


    Я работал в окружении опытнейших охотников - оленеводов якутов и эвенков. В те же годы я впервые познакомился с культурой этих народностей, учился плавать на оморочке, ездить на оленях, ходить на широких камусовых лыжах, зимой при 40-градусном морозе ночевать в палатке, ставить капканы».


    С 1959 года в районе был разрешён плановый отстрел соболей.


    На Среднем Ургале, помимо соболиного племрассадника, была и звероферма, где выращивали чёрно-бурых серебристых лисиц.


    Н.С. Канчер (Кузнецова), одна из первых работников зверофермы, рассказывала: «В начале 1955 года, в посёлке Ниманчик (это между рудником и Софийском), образовали колхоз имени Колесова, потом «Северная заря».


    От этого колхоза был филиал в Усть-Умальте, там построили звероферму для выращивания лисиц.


    Председателем колхоза был молодой тогда, только что окончивший Иркутский сельскохозяйственный институт, - Е.М. Мысин.


    Работала с самого образования зверофермы, ухаживала за лисами. Они были злые, но любили ласку, и одну из них я приучила с самого маленького возраста. Ее можно было брать на руки, ласкать, играть с ней.


    К нам приезжали из центральной газеты «Комсомольская правда», интересовались работой, фотографировали.


    В 1959 году из-за того, что далеко и тяжело было доставлять корм лисам, звероферму перевели в п. Средний Ургал, здесь еще добавили норок и до 1965 года выращивали зверьков.


    В то время не было больших холодильных установок, негде было хранить для зверей рыбу, свежее мясо, и звероферму ликвидировали.


    В 1961 году все колхозы объединили в одну организацию "Коопзверпромхоз».

    По документам объединённого фонда ликвидированных  сельхозартелей № Л-17 архивного сектора  администрации Верхнебуреинского муниципального района подготовила О.А. Голобокова,  заведующий архивным сектором

     

    В 1935 году, из-за резкого снижения поголовья соболя, по всему Советскому Союзу был объявлен пятилетний запрет на добычу соболя в целях его воспроизводства. К этому времени ареал и численность соболя на Дальнем Востоке были минимальными. Зверь сохранился в небольшом количестве отдельными очагами, труднодоступными для охотников.


    Восстановление численности в различных частях региона происходило неодинаково. Оно зависело от мощности сохранившихся очагов и типов угодий района, поэтому добывали белку, колонка, горностая, частично выдру, диких копытных, но доходы от этой второстепенной отрасли были минимальными.


    Из-за ликвидации в 1940 году специализированной системы «Главпушнина», и начавшейся Великой Отечественной войны резко уменьшилось количество квалифицированных охотников, сократилось освоение охотничьих угодий.

    Редакция газеты "Рабочее слово"
  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить
Чегдомын