USD 59.14 EUR 69.43

Архив номеров

16+

  • Пусть мама меня непременно найдет

    Пусть мама меня непременно найдет2017.02.270519«... Пусть мама придет, пусть мама меня непременно найдет. Ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети».

    «... Пусть мама придет, пусть мама меня непременно найдет. Ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети». В искренности этих слов, из доброго мультфильма, про потерявшегося мамонтенка, вряд ли может усомниться хоть один ребенок, воспитывающийся в счастливой семье. Мама всегда должна быть рядом! Разве можно жить без нее? Оказывается, можно. В силу жизненных обстоятельств, ежегодно, сотни российских малышей и подростков лишаются родительского дома - становятся круглыми сиротами либо получают другой социальный статус-ребенок, оставшийся без попечения родителей (отца или мать посадили либо лишили родительских прав).


    СРОЧНО НУЖНА СЕМЬЯ


    "В нашем районе, в 2015 году, было выявлено 23 ребенка, в 2016-ом – 21, в 2017 -ом – уже четверо, - рассказывает Ирина Штельмах, специалист отдела опеки и попечительства Верхнебуреинского района.


    Обязательства по содержанию и надзору за этими детьми берет государство в лице органов опеки и попечительства. По закону отводится месяц, чтобы мы нашли усыновителя либо приемных родителей (прим. автора: если этого не происходит, детей определяют в Детский дом).


    В течение трех дней, со дня выявления таких детей, информация о них размещается на страницах районной газеты, на сайте регионального Управления опеки и попечительства в рубрике «Срочно нужна семья».


    Начинаем искать близких, родных, знакомых, созваниваемся, встречаемся, беседуем, объясняем, что в такой сложный момент помочь ребенку могут только родные.


    В редких случаях рассматриваем кандидатуры кандидатов в опекуны.


    Чаще детей берут родственники, близкие, иногда соседи, отчимы, чужие – крайне редко, но такое случается".


    СЕМЬЯ БЕЗ РЕБЁНКА - НЕ СЕМЬЯ


    Личное дело № 1 усыновленного


    Молодая семейная пара – Анна и Сергей Сорокины не могли иметь детей.


    Но семья без ребенка – не семья, и они это прекрасно понимали.


    Была единственная возможность для усыновления - пройти обучение в качестве кандидатов в опекуны в Детском доме п. Новый Ургал.


    Учеба заняла 2,5 месяца. Получив свидетельство и собрав увесистый пакет документов (медицинская справка, заработная плата за 12 месяцев, справка о несудимости, о жилищных условиях и т.д.) Анна и Сергей встали на учет в орган опеки и попечительства.


    В заявлении пара указала возраст ребенка - до года.


    Это был март 2015 года.


    Пятнадцатого мая в орган опеки поступила информация о том, что в роддоме отказник.


    Молодая женщина, 1987 года рождения, сама написала отказ. Во время беременности не пила, не курила, поэтому девочка родилась здоровенькая.


    Побывав в больнице, Ирина Штельмах набрала телефон Сорокиных и взволнованным голосом сказала: «Есть девочка. Очень на вас похожа. Носик картошечкой, как у мамы, а сама черненькая, как папа. Вам обязательно нужно ее увидеть!»


    В детском отделении их встретила радушная и приветливая медсестра: «Ну, пойдемте, покажу нашу красавицу!», и проводила Анну и Сергея в детскую палату, где в одиночестве лежала курносая черноволосая кроха.
    Сорокины пробыли там совсем недолго, а на прощанье сказали Ирине: «Подумаем до утра».


    На следующий день счастливая Анна уже пеленала, кормила с бутылочки, качала на руках, нежно обнимала и целовала девочку. Свою, долгожданную девочку.


    А через положенное время, с огромным букетом цветов, их забирал домой не менее счастливый Сергей.


    В свидетельстве о рождении им разрешили вписать только имя- Марина и отчество - Сергеевна.


    По закону, если личность матери была установлена во время отказа от ребенка, право выбора фамилии остается за ней.


    Спустя шесть месяцев, Сорокины обратились в суд и Маришку удочерили. Теперь она носит фамилию мамы и папы.


    Личное дело № № 1, 2 опекаемых


    Пришла беда, отворяй ворота


    Первый раз беда в семью Пахомовых пришла в 2009 году. Когда Саше и Алисе было по четыре годика - трагически погибла их мама.


    После ее смерти, отец жил на пенсию детей по потере кормильца, подрабатывал на стороне случайными заработками.


    Семья состояла на учете в КДН, о ней знали специалисты органов опеки, но лишать родительских прав Михаила было не за что. Все необходимое у детей было- одеты, обуты, накормлены.


    За близнецами иногда присматривала сердобольная пожилая соседка.


    «Я никогда не откажусь от детей, буду воспитывать сам»,- повторял он каждый раз, когда ему предлагали отдать сына и дочь в детский дом.


    Но образ жизни, который не один год вел молодой мужчина, вскоре дал о себе знать. Пахомов серьезно заболел. Ухаживать за детьми становилось все сложнее и сложнее.


    И тогда свою помощь ему предложили сотрудники службы по профилактике социального сиротства Детского дома № 17.


    В конце мая Михаил заключил договор о сотрудничестве по вопросам воспитания детей.


    Куратором семьи назначили Викторию Саблину, социального педагога.


    Женщина брала Пахомова за руку, как маленького, и водила по кабинетам в УПФР, Центр соцзащиты населения, ФОМС, управление образования, помогая решать различные вопросы. К тому же, Алисе и Саше нужно было собираться в первый класс, а это дело хлопотное.


    Летом 2016 года ему сделали операцию. Выписали из больницы, но состояние здоровья не улучшалось.


    Виктория каждый день была с ним на связи. Делала все, чтобы помочь, поддержать отца и детей. В октябре организовала для близнецов потрясающий день рождения с шарами и тортом.


    Именно она уговорила Михаила временно устроить детей в детский дом. Так сложились обстоятельства. Нет, его не лишат родительских прав, он будет видеться с детьми. Но там им будет лучше. И уроки проконтролируют, и постирают, и накормят.


    Он сопротивлялся до последнего, но когда понял, что силы покидают, написал заявление.


    В ноябре дети переехали в детский дом, и сразу же попали в категорию любимчиков- активные, позитивные, любознательные, да еще самые младшие среди воспитанников учреждения.


    Двадцать пятого декабря 2016 году, не дожив месяц до своего 40-летия, скоропостижно умер Михаил Пахомов.


    Виктории об этом сообщила его соседка.


    Организацию похорон Виктория Михайловна взяла на себя. За это время она настолько прониклась любовью, состраданием к этой семье, что просто не могла допустить мысли, что Михаила похоронят в общей могиле как бомжа.


    Родных, близких нет. На ту сумму, которую ей выдали в соцзащите на социальное погребение, денег хватило бы только на гроб и целлофан.


    Все сбережения мужчины были на карточке в одном из банков районного центра, но выдать их могли выдать только после похорон, при наличии предъявленных квитанций и чеков (так трактует закон).


    С одеждой Вике помогла ее мама – индивидуальный предприниматель, часть денег внесла своих. Не хватало еще 7600 рублей.


    В бюро ритуальных услуг ей категорически заявили: «До завтра не найдешь нужной суммы, похороним в общей могиле».


    На календаре было 19 января.


    В тот же день она пришла в отдел опеки, и расплакалась от бессилия, человеческого равнодушия и непонимания, от того, что у нас не защищены права безродных. Она говорила, глотая слезы, что можно было бы взять официальную бумагу на погребение усопшего у нотариуса и тогда бы в банке выдали нужную сумму, но услуга стоит денег – 2000, а у нее их нет.


    Общими усилиями нужную сумму собрали. Вика все успела сделать вовремя.


    ОНА ИСКАЛА ИХ И НАШЛА


    Получив свидетельство о смерти отца, органы опеки занялись устройством близнецов в семью.


    После новогодних праздников, 11 января, фотографии Алисы и Саши появились в районной газете и на сайте Управления опеки и попечительства.


    Через пять дней в отдел опеки позвонила женщина и представилась: «Анна Фёдорова из Нанайского района, меня интересуют Саша и Алиса. Они уже устроены в семью?».


    Ирина Александровна сказала, что эта информация конфиденциальная. Прежде чем ответить на них, она должна сделать запрос о ней в орган опеки и попечительства Нанайского района.


    Ирина Штельмах перезвонила на следующий день. Единственное, что она могла сообщить незнакомке, что дети круглые сироты, родственников нет, они здоровы, и что им нужна семья!


    Дослушав ее, Анна поинтересовалась: «Как к вам доехать?» и, немного помолчав, добавила: «Пожалуйста, помогите мне расположить к себе детей. Боюсь, что я им не понравлюсь».


    Помочь могла только Виктория Михайловна. И она согласилась. Придумала для близнецов легенду, что скоро к ней в гости приедет подруга, которая очень хочет познакомиться с Алисой и Сашей и пригласить их к себе в гости.


    А Анна была уже в пути.


    Ее с волнением ждали не только дети, Виктория Михайловна, но и весь коллектив детского дома. Такие встречи здесь нечасты - исход предугадать сложно.


    В среду рано утром в кабинет опеки и попечительства вошла красивая, высокая, моложавая женщина и произнесла: «Здравствуйте, я Анна».


    Увидев ее, все облегченно вздохнули: она не может не понравиться.


    За чашкой чая рассказала о себе: «Двое своих детей уже выросли. Ей 47 лет. Индивидуальный предприниматель – держит магазин. Живет в своем доме, имеется огород.


    Хотела взять ребенка давно-с тех пор, как побывала у подруги, которая работала в детском доме, но все как- то не получалось. Пока собирала нужные документы, детей, которые пришлись по душе, забирали другие либо у них находились родные братья и сестры. Двоих ребят на ноги поставлю, больше нет. И, по-моему, я их нашла».


    Через пару часов она была в детском доме, где ее радушно встретили.


    Анна провела с Алисой и Сашей весь день.


    Что чувствовала, о чем думала, глядя на ребят, эта сильная женщина, преодолевшая сотни километров ради этой встречи, можно только догадываться. Но когда, заигравшись с сестрой, Саша неожиданно произнес: «Мам, я же правильно сказал», поняла: она нужна этим детям, несправедливо обиженным злой судьбой, очень нужна.


    Они уезжали на следующий день (прим. автора: специалистам отдела опеки пришлось очень постараться, чтобы за столь короткий срок подготовить личные дела ребят и передать в отдел опеки Нанайского района, а это более 60 страниц в каждой папке).


    Вика поехала с ними до Хабаровска.


    Женщины обменялись телефонами и договорились созваниваться.


    Прощаясь, Виктория попросила Анну, чтобы на следующий год дети приехали в Чегдомын и сходили на могилу отца. Они должны помнить его, он это заслужил.


    Виктория Михайловна никогда не забудет, как он слезно умолял ее: «Вика, ты же не бросишь их, ты же сделаешь их счастливыми?». Она обещала. И сделала все, что от нее зависело.


    Некоторые фамилии героев изменены по этическим соображениям.

     

    Галина Малеева

    P.S. В течение 2016 года и начала 2017-го троих детей опекуны вернули обратно в детский дом. На то были веские обстоятельства. Не все несовершеннолетние могут и хотят жить в семье. Для них семья - это Детский дом. Но это тема для другого разговора.

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить
Чегдомын