USD 59.46 EUR 69.82

Архив номеров

16+

  • «Секретная» жизнь думского депутата Березуцкого

    2017.01.230396Депутаты нового созыва Государственной думы седьмого созыва уже практически освоились на новом месте.

    Депутаты нового созыва Государственной думы седьмого созыва уже практически освоились на новом месте. Среди трех избранников от нашего края - Юрий Березуцкий, бывший уполномоченный по правам человека в Хабаровском крае. О том, как встретили Юрия Николаевича в Госдуме, о рассмотренных законопроектах и секретах дипломатии в получении бюджетных денег он рассказал корреспонденту редакции газеты «Молодой Дальневосточник XXI век» Раисе Целобановой.


    - Юрий Николаевич, какие Ваши первые впечатления?


    - Меня с первого дня что поразило? В Госдуме раньше был час голосования. Что это такое? В течение дня рассматриваются законопроекты, и в случае их одобрения они выносятся на час голосования. То есть с 17-ти до 18-ти все голосуют.


    Стали спрашивать про этот «час» - почему так? Ну, вроде бы сложилась практика. Это святой час, в который следовало быть в думе. Так можно было и не ходить на заседания, а являться только на один час.


    Володин сломал эту практику буквально на третьем заседании. Сейчас такой алгоритм: рассмотрели проект и проголосовали. А за пропуски заседаний, особенно когда поставили вопрос о штрафах для депутатов-прогульщиков, как-то стыдно. И еще: на один день увеличили число пленарных заседаний – их теперь шесть.


    - В каком комитете Вы работаете?


    - Мне предложили работать в комитете по информационной политике, который возглавляет представитель партии «Справедливая Россия».


    У комитета очень серьезный экспертный совет, куда вошли все ведущие СМИ. У нас есть понимание того, что СМИ надо поддерживать, что им не надо связывать руки….


    - Что-то уже удалось сделать?


    - Первое изменение, которое мы внесли в закон о СМИ, – это увеличение рекламы до 45 процентов от печатной площади.


    Ну и еще девять миллионов рублей выделено на поддержку филиалов информационных холдингов. Это небольшие деньги, но все-таки. Кроме того, я взял на себя обязательство рассылать в региональные органы исполнительной, законодательной власти и СМИ дайджесты о работе Госдумы по вопросам, касающимся дальневосточников.


    Вы знаете, в Госдуме много непринятых законопроектов (около 2200), которые накопились чуть ли не с 1995 года. Наш спикер посчитал это неправильным, и мы уже рассмотрели 132 законопроекта из этого «багажа». Будем делать ревизию всех, потому что некорректно, когда люди вносили предложения, а их не рассматривали.


    Там есть и краевые 57 проектов. Часть из них уже потеряла актуальность. Часть вошла в другие законы.


    - О каких рассмотренных Госдумой законопроектах можно сегодня говорить?


    - По «дальневосточному гектару». Изменяются условия предоставления. Вы знаете, стали возникать вопросы у коренных малочисленных народностей, якобы, исчезнут их территории традиционного пользования. Был четкий ответ, что все действующие законы в отношении малых народностей остаются в силе, и вторжение в охотничьи угодья не предусмотрено.


    Что еще мы должны видеть за этими гектарами? Пока подают заявки и находят их подтверждение те люди, которые на этих землях уже работали – либо стояла пасека, либо пасли скот и т.д. Глубины понимания сущности этого процесса еще нет – вот в чем закавыка.


    - Народ, который подает заявки на «дальневосточный гектар», помимо сельхозпроизводства желает развить свой бизнес в другой сфере: экологического туризма, спортивной рыбалки и т.д. А по закону земельные участки возле водных объектов не дают. В этом плане изменения будут?


    - Вряд ли. Но я продолжу вашу мысль. В третьем чтении уже принят федеральный закон об обнулении налогов на гостиничный бизнес как раз для дальневосточников.


    Это вызвало вопросы: а почему им такие преференции? А потому что мы должны здесь развивать туризм. Здесь как раз и просматривается связь между туризмом и «дальневосточным гектаром».


    Еще один закон, касающийся дальневосточников, – о выравнивании тарифов на электроэнергию. То есть будет снижение в среднем на 30 процентов по Дальнему Востоку и в среднем на пять процентов по Хабаровскому краю. Почему так? Потому что исходные данные разные. Ну, нельзя сравнивать, скажем, Камчатку и наш край.


    И еще. Мы услышали цифры о снижении тарифов, но не услышали, за счет чего это будет? Это не значит, что будет повышение по всей стране. Значит, будут изыскиваться какие-то внутренние резервы.


    Отмечу еще один момент, который касается Хабаровского края: о тарифах на газ. Цена вопроса 1,8 миллиарда рублей. Это разница между договорной ценой и той, которая сложилась в связи с ростом курса доллара. Вопрос сложный. Все отбиваются от него руками и ногами. Конечно, министерство энергетики не в восторге. Хотя есть на этот счет письмо, подписанное министром финансов РФ Силуановым.


    Но я думаю, что с помощью нашего депутата Ирины Яровой мы эту проблему все-таки решим. И в начале этого года компенсация краю будет. Это принципиально важно. Мы ведь радовались, что к нам пришел сахалинский газ. И на многие годы у нас гарантированная закупочная цена. А сейчас вот такая коллизия.


    - Сместим акцент. Интересы «города президентского внимания» продвигать приходится?


    - Пример, где я участвовал. Были прописаны деньги на строительство в Комсомольске-на-Амуре детского медицинского центра. Когда у меня появились цифры, я после правительственного часа подошел к министру здравоохранения Веронике Скворцовой, изложил ситуацию, посетовал, что нам не удалось войти в бюджет, и получил устное заверение (а потом получил от нее письмо), что минздрав найдет возможность изыскать необходимые деньги.


    Здесь вот какая ситуация. Всегда поквартально и в конце года отслеживается реализация проектов по регионам. Есть условия: регион должен войти в программу софинансирования, подготовить проектно-сметную документацию, проект должен пройти госэкспертизу. Тем не менее жизнь есть жизнь. Допустим, не прошли экспертизу, не решили вопрос с землей, с инфраструктурой и т.д. И появляются деньги, которые кто-то не использовал. Тут депутатам надо использовать момент, вовремя поднять руку: а мы готовы!


    - А отследить по программам, кто «не успел», - это сложно? Устроить «разведку»…


    - Все секреты раскрывать не буду. Но я взял двух помощников, они работают в Москве. Мне нужны были такие, кто знает нюансы прохождения бюджета и особенно вхождения в бюджет. Кто понимает, как работать с министерствами.


    Честно говоря, решать вопросы в рамках думского комитета бывает уже поздновато. А еще бесполезнее говорить о каких-то проблемах на пленарных заседаниях думы. Надо найти точку, где рождается решение, такие точки есть в органах власти.


    То есть сначала вопрос решается в министерстве, потом он трансформируется в позицию правительства, а правительство вносит вопрос в повестку дня думы. Иногда надо в нужное время оказаться в нужном месте. Депутат может не знать деталей. Его задача, чтобы двери федерального министерства открылись для нашего краевого министра.


    - Юрий Николаевич, там же таких ходоков по министерствам не меряно - вся Россия стоит в очередях за бюджетными деньгами.


    - Ну, терпения хватает. Когда министры, их замы или руководители комитетов и ведомств приходят в думу на комитет ли, на фракцию ли, на правительственный час – у них душа нараспашку! Свои речи они, как правило, заканчивают так: «Готов к плодотворной совместной работе». И очень хочется подойти и сказать: «Ну давай! Вот моя просьба». И, как правило, они не отказывают. Но это – дипломатия.


    А в реальности так. Депутату важно знать досконально, чем живет край. Он не глубокий специалист в отраслевых деталях. И в то же время следует быть опытным лоббистом интересов края. Договориться на ту сумму, которая нужна, и чтобы эти деньги пришли.


    Поэтому я попросил наших министров дать мне соответствующие шпаргалки, чтобы я с ними ходил по всем возможным кабинетам.


    По нашим строителям такого стремления пока не вижу – мы письмами обменялись, а у меня нет картины. Назовите мне объект, сколько он стоит, в каком он состоянии, кто деньги не выделяет, кто решает. Вася Иванов? Я иду к Васе.


    По сельскому хозяйству. Докладываю: оно развивается. Благодаря неуёмной энергии федерального министра Ткачева отдача от сельского хозяйства для страны становится в один ряд с отдачей от торговли вооружением. У нас в Хабаровском крае пока этого нет. Поэтому я попросил от нашего министра Александра Купрякова соответствующую шпаргалку.


    По стране такое громадьё планов! А какие приоритеты у нас? Честно: я даже по стране пока не могу уловить тенденции на будущее сельхозпроизводство. Крупное производство? Средний и малый бизнес? Преимущество есть у каждого направления. Или все вместе?


    Если приоритет крупному производству, то мы на Дальнем Востоке пролетим. Здесь большие объемы ограничит дефицит пашни. И в то же время: чем займутся люди в небольших селах?!


    Если говорить об энергонасыщенности агрохолдингов, то как это спроецировать на фермеров? Я пока не вижу баланса. То есть в масштабе страны сельское хозяйство сегодня рассматривается как прорывная отрасль. А на Дальнем Востоке – нет.


    - Какие задачи ставит сейчас губернатор перед депутатским корпусом?


    - Конкретные задачи не ставятся. Но приоритеты губернатор определяет. Давайте посмотрим на примере того же Комсомольска. Чтобы осуществить большие планы, которые определил президент, надо решить две «малюсенькие» задачи. Первое: загрузить работой имеющиеся предприятия. Второе: чтобы пришли федеральные деньги на реализацию проектов. Ну, построим мы набережную, поставим красивые качели-карусели. Но если не будет работы, если будет маленькая зарплата, то человек не пойдет ни на набережную, ни в драмтеатр.


    Поэтому губернатор прекрасно понимает, что основа – это экономика.


    По авиапредприятию ситуация более-менее ясна, идет движение по судостроительному заводу. У наших предприятий в том же Комсомольске должна быть интеграция, они должны обрастать небольшими предприятиями-смежниками.


    А если листовой прокат, который выпускает «Амурметалл», не очень годится для судовых корпусов – ну и какая здесь аргументация? Та же арматура «Амурметалла» для космодрома не подошла.


    Возьмем другую ситуацию – продуктовую. Пошел смотреть в Москве рыбную продукцию. Оказалось: там нет соленой дальневосточной рыбы! Нет сахалинской корюшки.


    - И..?


    - …и наше министерство природных ресурсов предложило внести дополнения в закон о рыболовстве: после слова «охлажденная» добавить слово «замороженная» рыбная продукция.


    Казалось бы, одно слово, а что оно дает? Это для нас крайне выгодно. С мороженой рыбой проще работать. Больше объемы переработки. Если у нас на побережье нет баз для охлажденной продукции, то есть базы для заморозки. Мы можем забрать себе квоты на такую продукцию.


    И вот я пошел с этой инициативой в профильный комитет: давайте внесем одно слово! «Да мы не против. Но нужны расчеты».


    Теперь пойду в Росрыболовство. А там меня спросят: а что за этим словом кроется? А не хотите ли вы перетащить на себя перераспределение квот?
    Конечно, хотим. По новым правилам теперь тот, кто получает большие квоты на добычу биоресурсов (в частности рыбы), тот должен развивать портовые мощности, перевалочные базы и судостроение.


    К примеру, чтобы загрузить Хабаровский судостроительный завод (33 судна), дайте нам квоты. Мы и завод загрузим, и рыбу выловим. Вот я и думаю, как буду с Росрыболовством разговаривать? Какие карты держать в руках?


    - А вы приведите пример: почему в Москве сахалинские устрицы стоят почти в три раза дешевле, чем у нас в Хабаровске?


    - Мы с вами, наверно, обедаем в разных местах (смеется). Какая интересная у вас жизнь! А вот я не могу дать такую оценку устрицам. Но вопрос о разнице цен услышал.


    - А теперь расскажите о партийных проектах.


    - Есть четыре общероссийских партийных проекта. Наш двор. Сельский Дом культуры. Парки малых городов. Театры малых городов. Малый город – это город с населением до трехсот тысяч человек. Комсомольск подходит. И села подходят как муниципальные образования. Фракция «Единой России» единственная в Госдуме, которая голосовала за бюджет, которая в его рамках нашла возможность выделить определенную сумму на партийные проекты. Мы эти суммы по регионам знаем. Под эти средства надо было сформировать региональные проекты. Заявки есть. Деньги будут хорошие. Здесь вся суть – в активности единороссов. И министров тоже, почти все они – члены партии. Так что во все эти программы мы должны войти.


    Прочитано в газете «Молодой Дальневосточник XXI век»

     

    ◄ Обращаться к Юрию Березуцкому можно по двум адресам. В Хабаровске - улица Шевченко, 9 - региональная приемная партии. Второй адрес - улица Муравьева-Амурского, 32.

     

    Печатается в сокращении

    Редакция газеты "Рабочее слово"
  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить
Чегдомын