USD 58.9 EUR 69.43

Архив номеров

16+

  • Андрей Синюшкин: «Я горжусь своей фамилией!»

    2016.08.110668Лет сорок назад на месте административно-бытового комбината АО «Ургалуголь» находилось озеро, на котором Андрейка любил рыбачить: там водились гольяны и ротаны.

    Лет сорок назад на месте административно-бытового комбината АО «Ургалуголь» находилось озеро, на котором Андрейка любил рыбачить: там водились гольяны и ротаны. Начиналась отсыпка промышленной площадки, забивались первые сваи, и пришедший как-то на это место Филипп Синюшкин спросил у сына: «Ты что тут постоянно пропадаешь, ведь здесь идет строительство нового комбината для шахтеров? Иди лучше на речку». И с удивлением услышал ответ десятилетнего мальчугана: «Я вырасту и буду здесь работать директором шахты». Его пророческие слова сбылись - через определённое время Андрей Синюшкин занимал должность генерального директора ООО «Северный Ургал», а последние пять лет возглавлял профсоюзный комитет АО «Ургалуголь». Всего родному предприятию он отдал без малого 35 лет.


    Сегодня герой рубрики «Автопортрет» расскажет о своей удивительной, насыщенной интересными событиями жизни.


    - Андрей Филиппович, есть знаковые места, которые носят фамилии людей, как-то вошедших в историю. Так, в районе базы отдыха «Бородино» многие знают заимку Синюшкина, названную в честь Вашего прадеда. Говорят, он держал дома, амбары, сильное хозяйство, путники останавливались у него на ночлег. Как Ваши предки попали в наши края?


    - Я и сам раньше не знал, что, оказывается, когда в царские времена мужчины шли на войну воевать, то их жены следовали за ними и, находясь в тылу, выполняли различные работы, помогая фронту (стирали белье, шили одежду, готовили еду и тому подобное). Так в 1904 году из Центральной России на русско-японскую войну приехал мой прадед Антип Егорович Синюшкин и прабабушка Дарья Васильевна. Были они в разных местах, но закончили войну в городе Порт-Артур. За боевые заслуги Антипа Егоровича наградили Георгиевскими крестами, и для того, чтобы осваивался Дальний Восток, ему, как и другим заслуженным военным, безвозмездно выделили наделы земли в Амурской области (с. Бахерево, район нынешнего Новобурейска). А чтобы развивалось хозяйство, дали лошадь, корову и денег для строительства дома и хозяйских построек.


    Жизнь складывалась хорошо. Родились пятеро детей: Семён, Григорий, Александр, Клавдия и Александра.


    Когда свершилась Великая Октябрьская революция и Гражданская война докатилась до Дальнего Востока, мой дед Семён Антипович в 1922-м вступил в Красную Армию и возглавил партизанский отряд (в г. Благовещенск, в музее, хранятся данные о заслугах деда). Приходилось воевать на разных территориях Амурской области и Приморья, спасать мирное население от зверства различных банд белогвардейцев, защищать родных и близких. Это сейчас белобандиты преподносят себя «белыми и пушистыми», а в те далекие годы, как пересказывал воспоминания моего деда мой отец, эти нелюди выжигали целые деревни, издевались над женщинами и детьми, отбирали скот и продукты.


    Когда закончилась Гражданская война, моего деда Семёна избрали председателем сельского Совета. Началась мирная жизнь, Семён Антипович женился на веселой красавице Валентине Ивановой и вскоре один за другим родились дети: Филипп, Алексей, Василий, Наталья и Нина. Но, как и в других семьях, в те времена по политическим взглядам, из-за того что прадед Антип с гордостью везде носил царские награды - Георгиевские кресты, а дед Семен – красный партизан не одобрял эти действия, произошёл семейный разлад.


    Суровый и строгий прадед Антип в 1937 году вместе с женой Дарьей Васильевной переселился вверх по реке Бурея (район нынешних железнодорожного и автомобильного мостов, устье ручья Уншкар (Чунчар), напротив устья реки Ургал). В те времена по реке велась доставка грузов на золотые прииски нашего района, и начался завоз материалов и техники для строительства Ургальских шахт. Место, где поселился прадед, долгое время на географических картах обозначалось как «Зимовье (заимка) Синюшкиных». Впоследствии на другом берегу реки Бурея поселились Бородины. Это место и сейчас называют «Бородино».


    Прадед Антип Егорович, как человек хозяйственный, построил добротный гостевой дом, конюшню, сараи для коров, амбар, баню и другие подсобные помещения. В его обязанности входило, чтобы путники и лошади были сытно накормленными и хорошо отдохнувшими. Чтобы побаловать гостей, всегда в запасе были солёная и копчённая рыба - хариус, ленок, таймень. Для особых гурманов в устье ручья Уншкар была построена загородка, в которой и зимой и летом плавала рыба.


    После трагической гибели деда Семёна (то ли сам попал, то ли кинули под поезд) моей бабушке Валентине стало трудно содержать малолетних детей и старшие из них - мой отец Филипп, дяди Алексей и Василий - перебрались к дедам. Отец в четырнадцать лет пошел работать на строящуюся шахту смазчиком колес у коногонок (поезда подземной конной откатки). В 1943 году был призван Чекундинским военкоматом и после окончания ускоренных курсов Хабаровского артиллерийского училища в звании лейтенанта, в возрасте 18 лет, попал на фронт. Войну закончил под Прагой.


    По окончании войны мой отец вернулся на шахту. На Среднем Ургале встретил красавицу, молодую медсестру, мою будущую маму Евдокию, которая еще комсомолкой в 1939-м приехала по оргнабору на строительство ургальских шахт. Кстати, мама ежедневно ходила по работе со Среднего Ургала в Чемчуко - это место где сейчас разрез «Буреинский -1», тогда там жили геологи. За добросовестную работу в годы войны, моя мама одна их немногих награждена медалью «За победу над Германией».


    После войны в Чегдомын переехали бабушка Валя и тёти Наталья и Нина. Одна из них потом стала Упировой, другая - Маковецкой. Сюда же переехали со своей заимки прадед Антип Егорович вместе с Дарьей Васильевной и братом Александром Егоровичем. Все они поселились на улице Рабочая.Прадеды умерли в 50-х годах прошлого столетия и похоронены на чегдомынском кладбище.


    - Ваша семья – одна из шахтёрских династий. И началась она с Вашего отца?


    - Отца Филиппа Семёновича, как офицера, назначили главным бухгалтером шахты, потом работники избрали его первым парторгом шахтоуправления «Ургальское». Впоследствии отец работал горным мастером, заместителем начальника участка, мастером буровзрывных работ. Трудовой стаж моего отца на ургальской шахте составляет 50 лет.


    За заслуги перед районом и большую общественную работу отцу присвоено звание «Почетный гражданин Верхнебуреинского района».


    В семье нас трое детей: я, сестра Валентина (Черепанова) и старший брат Николай. Валентина долгое время возглавляла Центральную районную аптеку №8, а брат - конструкторское бюро на заводе им. Гагарина в Комсомольске-на-Амуре.


    А вообще, за все годы, коренные чегдомынцы так перероднились, что сейчас у нас родня Маковецкие и Поляковы, Упировы и Грамсы, Подгорные и Круглицкие, Зеленковы и многие, многие другие. И это очень хорошо. И я горжусь своей фамилией, тем, что наш род - один из основателей сегодняшнего Верхнебуреинского района и поселка Чегдомын.


    Дядя Алексей Семенович Синюшкин- «Почетный житель поселка Чегдомын», на шахте продолжают работать Анатолий Синюшкин и его сын Максим, в ВГСЧ – Роман Синюшкин, ранее на шахте трудились его родители Синюшкины Виктор и Ирина.


    - Как Вы пришли в горную промышленность? Первые шаги, наставники, профессиональный рост…


    - С самого детства, как себя помню, в нашем доме всегда слышал про шахту. Отец приходил с работы и рассказывал, как прошла смена. Горную терминологию типа «штрек», «сбойка», «квершлаг», «завал», «органка», «кошкодёр» я узнавал не из учебников, а от крепких, сильных и, как мне всегда казалось, веселых и неунывающих людей под названием «шахтёр».


    К нам приходил веселый Ильин и серьезный Ковальчук, рассудительный Кондрахин и балагур Павлов. Только потом я узнал, что это директора, главные инженеры и начальники с горными мастерами. Мне нравилось, когда я шёл в клуб «Горняк», зайти в старый комбинат, к ламповой, попить бесплатную газировку, заглянуть в шахтёрский буфет и насладиться особым запахом жареной колбасы, которую большими кусками на какой-то «тормозок» брали здоровые, плечистые дяди, в полслова матеря какого-то начальника. После кино, по пути домой, мы с друзьями катались на шахтовых вагонетках и рогатках. Помню стук ночью в оконное стекло и голос Сурайкина дяди Юры: «Филипп! Собирайся, у нас обвал! Кровля села! Семеро в завале!»


    Но шахтёром быть я не собирался. Отец брал меня в шахту, когда дежурил (в те годы был общий выходной воскресенье, и шахтёры отдыхали вместе с семьями), я заходил к нему в «нарядную», но чтобы бредил шахтой, этого не было. Хотел осуществить мечту своего старшего брата Николая, которого подвело здоровье, и стать лётчиком, поступив в Бугурусланское летное училище. Десятый класс заканчивал в Комсомольске-на Амуре, в школе №51, и ходил на подготовительные курсы политехнического института. Прошел медкомиссию с отметкой «годен» и, казалось бы, «Здравствуй, небо!»…Но в последний момент стало жалко, что родители остаются одни в Чегдомыне, и я «с небес» отправился в Дальневосточный политехнический институт и подал документы на горный факультет.


    Учеба давалась легко. Особенно нравилось, когда начались предметы по специальности: «Горное дело», «Технология добычи полезных ископаемых», «Геология», «Маркшейдерское дело». В Дальневосточном ордена Трудового Красного Знамени политехническом институте был самый сильный профессорско-педагогический состав. Декан Борис Иванович Емельянов, преподаватели А.З. Харин, В.Н. Кошомкин, В.Г. Ивановский заложили в головы многих студентов серьезный фундамент теоретических знаний.


    Практические навыки я получал, работая учеником горнорабочего очистного забоя на участках №1,3,4 шахтоуправления «Ургальское» и ШУ «Беринговское» на Чукотке. Работал в лавах с индивидуальной крепью. За месяц, бывало, на спецовке стирались рукава, столько леса надо было «перенянчить» за смену. Но все же студенческая жизнь - это самое счастливое время, когда ты уже взрослый, но еще нет никаких жизненных обязательств, кроме учебы.


    После окончания института у меня был выбор отправиться на любое горнодобывающее предприятие Советского Союза, но я приехал в Чегдомын, потому что, во-первых, здесь мои родители (мама и папа умерли в 2000-х годах), во-вторых, шахтоуправление постоянно модернизировалось, внедрялись передовые технологии угледобычи, увеличивались объёмы добычи угля. А в-третьих, в Чегдомыне у шахтёров была самая высокая заработная плата, через определённое время предоставлялись места в детских садах и квартиры, снабжение продуктами питания и промтоварами было одно из лучших не только на Дальнем Востоке (из Хабаровска и Комсомольска ездили к нам за пастеризованным молоком, тушенкой и бараниной), отличное медицинское обслуживание, авиасообщение с Хабаровском и Владивостоком. И вообще, если муж - шахтёр, то вся его семья была как за каменной стеной.


    Трудиться начал горнорабочим очистного забоя на участке №4, которым руководил молодой горный инженер Г.В. Полусмак, требовательный механик А.Н. Орешенков, неунывающий заместитель начальника участка В.И. Стегниенко и опытный помощник начальника участка В.А. Костин.Участок №4 был самым лучшим в ШУ «Ургальское», а бригада Назимова - самой передовой, она добывала на комплексе КМ-81-Э более 1000 тонн в сутки. Молодые шахтёры Валерий Попченко, Алексей Краснокутский, Анатолий Магеркин, а также опытные Владимир Никифорович Сергеев, Николай Григорьевич Вельдин и другие учили меня, как правильно вести себя в шахте и как правильно работать.


    Юрий Николаевич Цыбин, пригласив меня, горного мастера, к себе помощником начальника на участок №2, научил, как руководить коллективом, быть внимательным к людям и не рубить с плеча. Общаясь со своими коллегами - помощниками начальников других участков шахты А.Г. Боль, Н.К. Денисовым, Г.А. Соловьёвым, А.А. Колмыковым, В.М. Удаловым, В.П. Коробовым, я перенимал опыт руководства, умения находить правильные решения в сложных ситуациях и брать ответственность на себя. Особое внимание воспитанию молодых горных инженеров-руководителей уделял заместитель директора по производству Виктор Михайлович Ванин. Ежедневно он вызывал к себе в кабинет и расспрашивал, как дела, проверял знания и давал советы. Добрым словом хочется вспомнить директоров предприятия В.П. Суковатова, А.Г. Рындовского, В.С. Ларина, В.М. Павлюченко, Г.А. Соловьева, которые без хамства и самодурства могли мобилизовать коллектив на выполнение поставленных задач.


    Только по прошествии многих лет оцениваешь всю значимость этой сложной работы – работы с людьми. За трудовые годы был горным мастером, помощником, заместителем начальника, начальником участка, главным инженером, техническим, а потом генеральным директором. В трудовой книжке не хватает только записи «министра», а так всё есть. Основными объектами, где я, как горный инженер, вложил свою душу, считаю шахту «Северная», разрез «Буреинский» с мостом через реку Чегдомын и приемом угля на ОУ-22, а также Погрузочная №3 (площадка ОФ «Чегдомын»).


    - Вы лидер по жизни или это приобретённое качество?


    - В советское время большое внимание уделялось воспитанию подрастающего поколения. Была создана логическая цепочка воспитания руководителей (октябрята, пионеры, комсомольцы, коммунисты), которая на каждом этапе выявляла природные данные претендента и наделяла дополнительными теоретическими знаниями и практическими навыками работы с людьми. Все фильмы, радиопередачи, книги настраивали на хорошее и доброе. После очередного сеанса в кино всем ребятам хотелось быть Чапаевыми, Неуловимыми мстителями и Тимурами. Мы играли в войнушку, бегали по сопкам и всегда подражали сильным и смелым героям.


    В 1973 году в нижнем Чегдомыне была создана тимуровская команда «Волочаевка» - это Марина Лопатина, Михаил и Татьяна Сурайкины, Александр и Елена Рехтины, Елена Филимонова и Светлана Тарасюк. Командиром избрали меня. Все было как в книге Гайдара «Тимур и его команда»: ночные сборы, анонимная помощь старикам, строительство спортивной площадки и тому подобное. Нам казалось, что никто из взрослых ни о чём не догадывается. Но в райкоме комсомола узнали, нас пригласили поделиться опытом с другими школьниками и попросили действовать открыто и днем. Меня, как командира от Хабаровского края, послали на 1-й слет тимуровцев в пионерский лагерь «Артек».


    В институте выбрали секретарём ВЛКСМ горного факультета. Начав работать в ШУ «Ургальское», постоянно участвовал в общественной жизни. Вместе с Юрой Матвиенко выпускали сатирические газеты «Новогодние сны», где в юмористическом тоне освещали наболевшие вопросы предприятия. И, заметьте, ни один директор, а тем более руководитель, не подал на нас в суд, как это делают сейчас. Реакция была такова: «Если критикуют, значит, надо исправлять ситуацию».


    Вообще люблю компании, где открыто и по-настоящему веселятся, где все равны и не заискивают перед начальством. Люблю делать так, чтобы всем было хорошо. Ну и, естественно, когда надо трудиться, тружусь сам и не терплю «халявщиков».

    - Пять лет назад Вас выбрали председателем профсоюзного комитета. Где сложнее – на производстве или в общественной деятельности? То, что Вы прошли все ступени шахтёрской профессии, помогало?


    - Работа с людьми - это очень сложно, тем более в наше время. Раньше был профком, который являлся составляющей советской системы, и у председателя стояли в кабинете три «мешка»: один с подарками, другой с материальной помощью и путевками, а третий - с квартирами. Создавалась иллюзия непомерного богатства профсоюза. С людьми работала партия и комсомол. Социализм кончился, наступил дикий рыночный капитализм, общество расслоилось на богатых и бедных. Вместо членов единого коллектива стали сотрудники, соблюдающие кодекс предприятия и боящиеся кому-то и где-то сказать правду. Люди оказались один на один со своими проблемами, и профсоюз остался единственным местом, куда можно обратиться. Но и роль профсоюза сегодня изменилась. Это действительно защита прав и социальных гарантий трудящихся. Профсоюз – это единственная организация, где проходят открытые выборы, а председатель подотчётен коллективу и может быть как избран им, так и отвергнут.


    Общественная работа дала мне очень много, так как приходилось быть и юристом, и спортсменом, а самое главное, возможность общения с разнообразными людьми и оказания им реальной помощи.


    А то, что прошёл все ступени шахтерской профессии, очень помогает, так как с людьми разговариваешь, не понаслышке зная их проблемы, понимая работу, потому что сам когда-то был на их месте. Кстати, надо как в Китае наших горе-руководителей раз в три года отправлять в рабочие. Может, и решения их будут реальнее.


    - У Вас много увлечений – пишите стихи, песни, играете на гитаре, и самое яркое – ансамбль «Импульс», который Вы возродили после застоя. Что он для Вас?


    - «Импульс» я не возрождал. Благодаря пониманию членов профсоюзного комитета помог приобрести новые музыкальные инструменты (гитары, барабаны, микрофоны), решить вопрос с помещением для репетиций, ну и составить на сцене компанию ветеранам «Импульса» Сергею Алексееву, Олегу Голубеву, Игорю Шабалину.


    Конечно, хотелось бы повторить головокружительный успех «Импульса» эпохи 90-х, но живую музыку затмило караоке, а финансовые возможности глав поселений не позволяют доставить удовольствие своим жителям, организовав «живое» выступление.


    И всё же радует, что группы «Импульс», «Металлион», «Русь» чаще стали появляться на концертных площадках поселка и все чаще звучат песни собственного сочинения, посвящённые району, поселку и нашим дорогим землякам.


    - Рыбалка – Ваша любовь с раннего детства. Разделяют ли её близкие? Какие интересные моменты связаны с этим увлечением?


    - Рыбалку, природу люблю. Побывал практически на всех реках нашего района и признаюсь, что каждая хороша по-своему и на каждой своя рыба.


    Мои постоянные спутники и закадычные друзья на рыбалке Александр Виниченко и Алексей Понамарёв. Мы друг друга понимаем с полуслова, и чего только с нами не было: и тонули, и горели, и переворачивались, и проваливались под лёд. Но мужская дружба всегда выручала. Рыбу ловим, в основном, на блесну и обманки (мухорки), но особенно мне нравится ловля «на мыша». Ночь, тишина, звезды, и вдруг всплеск, удар, и что-то тяжёлое и сильное тянет тебя в воду, а ты не знаешь - то ли это крупный ленок, то ли таймень.


    Близкие поддерживают моё увлечение, иногда составляют компанию. После речки у всех хорошее настроение и заряд бодрости на целую неделю. Жена - Галина совершила героический поступок, съездив со мной через перевал на реку Усмань. Было все: и смех, и слезы, и восторг от увиденной необычайной красоты. А когда поймала на удочку хариуса больше килограмма весом, то это было неописуемое счастье.


    На рыбалке не жадничаем. Рыбы ловим столько, чтобы хватило поесть, лишнее не берём. Блюда готовим стандартные: уха, рыба жареная, запеченая в фольге, копченая.


    Приезжал брат из Комсомольска, поехали с ним на Демикан. Наловили хариусов, и я спрашиваю: «Сколько жарить?» Он говорит: «Жарь побольше, сковородки четыре». А сковорода у меня вмещает 20 хороших хариусов. Нажарил четыре сковородки. Вот он ел, ел и осилил только половину. Наутро я поймал на блесну тайменя и говорю: «Коля, может ухи сварить?» А он в ответ: «Вари уху! Но только без рыбы!»


    И такие смешные случаи бывают почти каждый раз во время рыбалки. Так что пора писать книгу.


    - Сын - Александр получил горняцкую профессию - маркшейдер. Продолжил ли он шахтёрскую династию Синюшкиных? Чем занимается дочь?


    - У меня очень хорошая семья. Моя жена Галина приехала в Чегдомын после окончания педагогического института в Хабаровске. Работает учителем иностранных языков в школе №6. Ее очень любят дети и уважают коллеги по работе. Знание английского и немецких языков всегда пригодится в поездках за границу, ведь в нашей семье основное хобби - путешествие. Мы не скопили кучу денег, зато были в Италии и Франции, Германии и Чехии, Вьетнаме и Таиланде.


    Сын - Александр закончил политехнический университет во Владивостоке, по специальности горный инженер–маркшейдер. Пошёл по стопам деда и отца, но после прохождения практики в АО «Ургалуголь» принял решение поехать в Санкт-Петербург, на строительство метрополитена. Работает по специальности. Женат. Когда я был у него в гостях, водил меня в метро, показывал, как проходят горные выработки сечением 100 кв. метров по 15 метров в сутки с полной армировкой. Я горд, что мой сын продолжает династию Синюшкиных.


    Дочь - Мария закончила Чунцинский университет (Китай) по специальности «Экономика промышленности». Замужем. Живет в Германии. Часто бывает в командировках вместе с мужем, работником фирмы «Мерседес», в России.


    - Рядом с Вами по жизни шли и идут многие сильные личности. Кого чаще вспоминаете и почему?


    - Чаще всего вспоминаю бывшего директора Алексея Георгиевича Рындовского и министра угольной промышленности СССР Михаила Ивановича Щадова. Хоть общение с ними было недолгим, но от них взял на вооружение очень многое. И сохранил главный принцип жизни: «Где-бы ты ни был, кем бы ты ни был, оставайся всегда человеком!»


    - Не секрет, что осенью Вы уезжаете на постоянное место жительства в Санкт-Петербург. Почему выбрали не тёплые края - чегдомынцев много в Краснодарье, в Анапе, в других городах с мягким климатом. Почему именно Северная столица?


    - Уезжаю по нескольким причинам. Первое: в Санкт-Петербурге сын с невесткой, а скоро будут и внуки. Рядом живет дочь. Второе: в Питере благоприятная погода для гипертоников. Зимой и летом нет перепадов температур, а, следовательно, давления. И третье: пенсионерам там легче выживать, так как прожиточный минимум значительно ниже, чем в Чегдомыне.


    - Вы в полном расцвете сил, ведь для мужчины 55 лет – это не возраст. Какие у Вас планы на ближайшие пять лет?


    - Конечно, дома сидеть не собираюсь. Надеюсь, что мои знания и опыт будут востребованы. Обидно, что Дальнему Востоку кадры нужны только на бумаге, и то - это высокооплачиваемые временные «варяги».


    В творческом плане надеюсь встретить единомышленников-музыкантов и продолжать писать стихи, возможно, и прозу. Пусть будущие внуки узнают, как жил дедушка,Чегдомын, шахтёрское братство.


    - Ваши пожелания чегдомынцам, коллегам?


    - Я благодарен, что на всех этапах жизненного пути меня окружали хорошие люди. Спасибо учителям, которые дали первые знания! Спасибо друзьям и товарищам шахтерам: они не раз приходили на помощь в трудную минуту! Спасибо всем землякам! Я желаю, чтобы Дальний Восток по-настоящему развивался, чтобы строились дома, рождались дети. Всем крепкого здоровья и счастья!


    Беседовала Галина ТИМОШЕНКО

    Редакция газеты "Рабочее слово"
  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить
Чегдомын