USD 59.63 EUR 70.36

Архив номеров

16+

  • Без вины виноватым посвящается...

    2016.06.270448Согласно прогнозу синоптиков, четвертое июня должно было быть ненастным и холодным. И они не ошиблись: около 9 часов утра по крыше «вахтовки» забарабанил дождь; в 11.30 совершенно неожиданно, на смену ливню пришел самый настоящий снег, который властвовал полчаса; затем снова зачастил холодный моросящий дождь.

    Согласно прогнозу синоптиков, четвертое июня должно было быть ненастным и холодным. И они не ошиблись: около 9 часов утра по крыше «вахтовки» забарабанил дождь; в 11.30 совершенно неожиданно, на смену ливню пришел самый настоящий снег, который властвовал полчаса; затем снова зачастил холодный моросящий дождь. А в 14.00, когда у стен бывшего механического цеха Умальтинского рудника собрались участники торжественного момента, он вдруг закончился, ветер стих, а тяжелое свинцовое небо стало белым…


    «Вахтовка» Артели старателей «Ниман» преодолела сто пятьдесят километров бездорожья за пять часов. Вместе с нами ехали и бывшие умальтинцы- Марина Козлова, Елена Милак, Тамара Таракулова, Александр Фризен, Александр Шок и Иван Журавлев. Несмотря на то, что возраст у некоторых попутчиков достаточно преклонный – от 65 лет до 81 года, многочасовая разухабистая дорога не утомила никого из них, ведь они ехали на родную Умальту, где прошли лучшие годы жизни или беззаботное, счастливое детство.


    Давно нет этого поселка на карте района, нет и самого Умальтинского рудника, но жива память этих людей, поэтому каждый раз, когда предоставляется такая возможность, они с радостью возвращаются сюда. Для того, чтобы посидеть на берегу стремительной речки Умальта; набрать из Больничного родника вкусной воды, какой нет больше нигде; пройтись по мосту Влюбленных; побродить по заросшей черемухой и ивами бывшей улице Центральной, где изредка встречаются камни выработанного молибдена, которым когда- то мостили поселковые улицы; постоять на месте отчего дома...


    В нынешнюю поездку их пригласила Ольга Лештаева, директор Межпоселенческого Чегдомынского краеведческого музея, она же автор проекта «Россия памятью жива», в рамках которого 4 июня состоялось открытие памятного знака, посвященного жителям горной Умальты: «кто по суду и без суда, был обречен на тюремную робу до гроба…», и в годы военного лихолетья в тяжелейших условиях выдавал на-гора ценную руду - молибден.


    Памяти сильных духом людей, сохранению исторического прошлого Верхнебуреинского района и поиску новых интересных сведений и посвящен этот проект.


    В июле прошлого года при поддержке районной общественной организации «Инициатива» (руководитель Татьяна Комелева) он получил грант Правительства Хабаровского края в размере 400 000 рублей, и уже в августе началась поисковая работа, вовлекающая в ряды волонтерского движения людей всех возрастов и разных мест проживания (географические границы проекта протянулись от Чегдомына до Германии).


    За этот период, сотрудники музея провели колоссальную работу – собрали фотодокументальные материалы для второй книги «Люди горной Умальты. Воспоминания» (ее презентация состоится через несколько дней в музее), среди учащихся ДШИ провели конкурс на лучшую эмблему проекта, подготовили цикл музейных уроков. Оставалось только установить информационные стенды и памятный знак на территории бывшего поселка.


    В октябре прошлого года там побывали участники экспедиции, которые и определили их будущее место: прямо у дороги, которая ведет в Софийск, на уцелевшей стене бывшего механического цеха Умальтинского рудника, сложенного из бута (куски камня - известняк или песчаник - неправильной формы, размером не более 500 мм и массой до 50 кг).


    На первом стенде - карта – схема п. Умальта, кипучая жизнь которого по велению правительства страны остановилась 1 января 1962 года, когда был официально закрыт Умальтинский рудник. На втором, фотографии 30-50–летней давности, краткая история поселка и рудника.


    Скорбная дата рождения последнего -6 ноября 1935 года.


    Умальтинский исправительно- трудовой лагерь (УИТЛ) был сформирован приказом УНКВД 3 февраля 1941 года, а прекратил свое существование в 1943 году.


    За эти годы в непроходимую глушь были этапированы тысячи без вины виноватых (количество заключенных могло достигать более 3 000 человек), среди которых раскулаченные крестьяне и репрессированные немцы: инженеры, врачи, писатели, артисты и учителя…


    На гранитной доске высечены слова : «Путник, остановись и преклони колено! Всем тем, кто по своей воле или неволе здесь жил, выжил, выстоял и прославил эту землю, посвящается…»


    По всем невинно убиенным и пострадавшим в годы репрессий иеромонах Симеон, настоятель храма Преображения Господня п. Софийск, совершил заупокойную службу. Затем собравшиеся, среди которых были глава района П.Ф. Титков, председатель Артели старателей «Ниман» В.Е. Кочев, и.о. главы городского поселения «Рабочий поселок Чегдомын» В.Г. Ферапонтов, бывшие умальтинцы - Ирина и Владимир Черные, Юрий Малофеев, Сергей и Любовь Логиновы, Раиса Зуева и другие, почтили память шахтеров горной Умальты минутой молчания и возложили живые гвоздики, как символ нашей памяти.

     

    Глава района Петр Фёдорович Титков, в своей речи сказал: «Память нужна не героям, память нужна нам и поколениям, которые идут за нами. И сколько бы лет ни прошло с той поры, мы не должны забывать о нашем прошлом».


    СЛОВА ОТ СЕРДЦА


    Слова благодарности за помощь в реализации проекта «Россия памятью жива» сотрудники музея адресуют Валерию Кочеву, председателю ООО «Артель старателей «Ниман»; Вадиму Турченко, директору заповедника «Буреинский»; Анне Савчук, начальнику отдела экологического просвещения и туризма заповедника «Буреинский»; бывшим умальтинцам: Сергею Васильевичу и Любовь Николаевне Логиновым, Ирине и Владимиру Черным, Юрию Павловичу Малофееву.

    «Ольга Владимировна, хочу выразить Вам лично, Эльвире Михайловне и всем сотрудникам музея слова искренней благодарности за то дело, которое вы организовали, сделали и осуществили по установлению памятного знака в честь нашей дорогой сердцу Умальты!


    …Низкий поклон всем-всем, кто помогал осуществить эту поездку. Еще раз убеждаюсь в том, сколько хороших, отзывчивых людей живет в нашем районе!»
    С уважением, Тамара Таракулова
    (Сухоносова).


    Воспоминание об Умальте


    - Вы с Умальты?
    - Конечно, умальтинцы!
    Признание сегодня как пароль.
    Какое-то духовное единство,
    А может, по утраченному боль.
    Хвала тебе, мой рудник умальтинский,
    Всегда в душе и памяти нетлен.
    Стране военной, ты один-единственный
    Давал необходимый молибден.
    О, Умальта! Всегда беспечно детство.
    И, память, ты обиды не храни.
    Но больше полпоселка ссыльных немцев,
    Своих же, виноватых без вины.
    Отец мой тоже выпил эту чашу,
    Но не сломался, не утратил честь,
    А мне казалось, будто в жизни нашей
    Ну абсолютно всё для счастья есть.
    Прошли года, мы адреса сменили,
    И жизнь бурлит совсем уже не та.
    Посёлка нет, где мы когда-то жили,
    Но память есть, спасибо, Умальта!


    Татьяна ВИРАХОВСКАЯ


    Воспоминания Марины Козловой (Дорогавцевой): «В 1939 году, спасаясь от голода и пожаров, семья Дорогавцевых Павла Захаровича и Анны Филипповны и их шестеро детей приезжает по вербовке на Умальту из Орловской области.


    Моему папе тогда исполнилось 9 лет.


    Вместе с ними прибыли еще 300 семей, но остались жить единицы. Те, кто не выдержал холод, голод и бытовые условия, буквально, накануне войны вернулись на Орловщину.


    Мамина семья Рязановых Сергея Васильевича и Надежды Осиповны оказалась на Умальте не по своей воле: их выслали сюда в 1934- 1935 году, как врагов народа.


    На хуторе Рязановка Амурской области они имели свою мельницу, коней, пахотные земли. Работали сами на себя и ни в чем не нуждались.


    Органы НКВД раскулачили Рязановых, не оставив им ничего.


    Сергей Васильевич был грамотный, рассудительный и работящий человек (никода не сидел без дела), к тому же отличный плотник, поэтому и на Умальте нашел себе занятие: начал строиться, завели корову.


    В 1937 году, когда моей маме было 9 месяцев, дедушку, как врага народа, сослали в Магаданскую область, в Сусуман.


    Все опять конфисковали. Бабушка смогла спрятать в детскую пеленку лишь небольшую сумму денег.


    Чтобы хоть как – то свести концы с концами, она ходила на рудник мыть золото, с малышкой нянчилась семилетняя сестренка.


    Дедушку реабилитировали, когда маме исполнилось 20 лет. А выжил он только благодаря своим «золотым рукам»: делал гробы и мебель на заказ.


    Мои родители-Николай Дорогавцев и Валентина Рязанова сыграли свадьбу в 1957 году. Через год родилась я.


    Весной 1961 наша семья (сестра младше меня на 2,5. года) переехали в Чегдомын. Сюда же по бревнышку папа перевез наш умальтинский дом.


    О жизни в Умальте практически ничего не помню. Зато о том времени много рассказывали родители: это был ухоженный цивилизованный поселок, со своей школой- десятилеткой; в круглосуточной столовой на столах всегда стояли живые цветы; в Доме культуры было всегда шумно и весело, промышленное и продовольственное снабжение поселка было отличное.


    Люди работали много, причем работали не за деньги, а по призванию, с любовью.Жили умальтинцы, как одна семья. На фотографиях тех лет нет грустных людей - все улыбаются.


    Уже нет поселка и предприятий, а просто заброшенные штольни, заросшие дороги, здесь незримо присутствует какая- то особая атмосфера, ее трудно описать словами, поэтому на Умальту хочется возвращаться вновь и вновь…»


    Галина Малеева

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить
Чегдомын