USD 59.25 EUR 69.65

Архив номеров

16+

  • Пожар на Киевской: как это было. Продолжение

    2016.03.3101127Комментарии в Интернете: «Мой сын со своей девушкой раздетые сидели на карнизе и кричали: «Спасите!», так как не имели возможности даже одеться из – за дыма. Они провели там не менее 1. 5 часов. Я была на работе и звонила в пожарную часть, просила эвакуировать людей. Мне в ответ посмеялись, когда я сказала, что они раздетые… Сказать, что я в шоке от работы пожарных, ничего не сказать… Любовь Ч.».

    Продолжение.

    Начало в №11 от 24 марта

     

     

     

    «СПАСЕНИЕ УТОПАЮЩИХ», ТОЛЬКО В ИХ РУКАХ


    История № 2


    Комментарии в Интернете: «Мой сын со своей девушкой раздетые сидели на карнизе и кричали: «Спасите!», так как не имели возможности даже одеться из – за дыма. Они провели там не менее 1. 5 часов. Я была на работе и звонила в пожарную часть, просила эвакуировать людей. Мне в ответ посмеялись, когда я сказала, что они раздетые… Сказать, что я в шоке от работы пожарных, ничего не сказать… Любовь Ч.».


    С вечера Ксюша поставила будильник на 5.00. Володе рано на работу, надо собрать ему «тормозок». Она встала пораньше, чтобы сварить картошку. Но до кухни так и не дошла. В коридоре явно что-то происходило, к тому же, удушающий запах горелой проводки в их небольшой комнате заставили сердце молодой женщины учащенно забиться.


    Она бросилась будить Вову. Парень поспешил открыть входную дверь. Желтый дым уже поглотил весь четвертый этаж. Он высунул руку в коридор и ощутил справа поток горячего воздуха. И в этот момент, с потолка общего коридора на их дверь рухнула гроздь дымящих проводов, а потом часть из них соскользнула вниз и замерла на уровне груди жильцов комнаты № 52. Доли секунды и ее наполнил токсичный запах и желтая непроглядная пелена.


    Единственный путь спасения – большое трехметровое окно, соединяющее кухню и комнату. Разбить его у Владимира не получилось. Только благодаря Оксане, которая смогла нащупать ручку окна, они вырвались из угарного плена и выскочили на карниз.


    Следует сказать, что подоконники в этом здании не металлические, а бетонные, с небольшим уклоном, ширина около 18-20 см (все здания в поселке проектировали украинские архитекторы). К тому же, оконная бетонная рама соединяет сразу два окна по 1,2 м каждое, ширина простенка между ними – 180 см. При определенных обстоятельствах, на карнизе можно сидеть, плотно прижавшись спиной к стеклу, что и сделали ребята.


    Владимир и Оксана были практически раздетые. На ней – колготки, теплая кофта с капюшоном и ботиночки, на нем - джинсы, футболка и куртка. Про телефон в этой суматохе они и не вспомнили. Значит, надо звать на помощь.


    У парня уже начали подмерзать ноги (температура воздуха, по его ощущениям, ранним утром 15 марта была около -270С), когда громкие крики услышал незнакомый молодой человек со второго этажа – его комната находилась прямо на уровне пристройки к общежитию – там пекарня ИП Ю. Бойко.


    Он спрыгнул с окна на крышу пекарни, и дальнейшее общение с попавшими в беду молодыми людьми происходило именно отсюда.


    Звали их спасателя – Артем Мустяцэ.


    Сначала Артем сбегал на работу – в ШЧ- 13 и захватил с собой веревку и три газодымозащитных комплекта ГДЗК-А – каждому. Благо от общежития бежать 50 м, к тому же, электромонтерам, кем он и работал, самоспасатели положены по технике безопасности.


    Забросить веревку, чтобы они спустились вниз, не получилось.


    Как признался впоследствии Владимир, воспользоваться ей Оксана все равно не смогла от волнения, перенапряжения и страха, ее руки сильно тряслись.


    Зато легкую, компактную коробочку Владимир поймал с первой попытки.


    Он надел ее на Ксюшу. Потом поймал свою. Женщина вернулась в комнату и нашла его телефон.


    В 4.57 Владимир Виноградов сообщил маме о случившемся и попросил вызвать пожарных.


    Артем крикнул: «Идите, собирайте необходимые вещи и ждите меня».


    Пока он поднимался наверх, к общежитию прибежал встревоженный отец Владимира (в Новом Ургале всё находится в шаговой доступности).


    – Нужна лестница, там люди, надо спасать! – орал он пожарным. Но в тот момент было не до него.


    ...Сколько длилось томительное ожидание, ребята сказать не могут. В коридоре было темно, дым понемногу рассеивался, какой-то мужчина бегал и кричал: «Помощь нужна?»


    Но ответить ему они не могли: мешали маски.


    Было еще одно обстоятельство, которое мешало выйти на незнакомый голос. Страх. Страх Оксаны перед висевшими перед входной дверью расплавленными проводами.


    До 52 комнаты Мустяцэ добирался на полусогнутых ногах, с включенным мощным фонарем, который легко пробивал стелящийся дым и черноту.


    – Оксана, не бойся, возьми меня за руку. Здание обесточено, я вас выведу, – сказал он, и свое слово сдержал.


    Возле их здания стояли какие-то машины. Крестец окна на четвертом этаже был черный от копоти, огонь в комнате уже догорал.


    Около 6.30 ребята были в квартире Володиных родителей, его младшая сестра собиралась в школу.


    Двадцать четвертого марта Володя Виноградов и Оксана Фунтусова расписались. Когда Елена Окунева, специалист Новоургальского городского поселения, произносила торжественные слова: «Дорогие молодожены, сегодня у вас особенный день. Мы собрались, чтобы поздравить вас…» по лицу невесты и ее подружки непроизвольно покатились слезы.


    * * *


    История № 3


    Неожиданный звонок мамы разбудил Алексея Сафрошенкова 15 марта в 4.56. Наталья Михайловна кричала в трубку: «Алексей, спаси меня, не могу выйти из комнаты. Мы горим!».


    Через 10 минут он уже стоял перед окнами общежития «Бойко». Мамина комната № 85 располагалась на пятом этаже (практически рядом со Снежаниной, их разделял только мусоропровод).


    Напомним, пожар был с противоположной стороны здания.


    Единственное, что успокаивало Алексея – входная дверь в ее комнату была железная, достаточно прочная, значит, время на спасение дорогого человека еще было.


    Перед подъездом общежития уже стояла машина пожарной части. Два огнеборца пытались протянуть шланг через центральный вход, но давления в нем почему-то не было.


    После нескольких неудачных попыток запустить воду в рукава, пожарные отказались от этой затеи.


    Вскоре подъехала вторая машина с автолестницей, но поднять ее смогли лишь до третьего этажа – механизм где-то заклинило. К тому же, вода из брандспойта шла с переменным успехом.


    В этот момент снова позвонила мама: «Дышать нечем! Алексей, почему не идут через запасной выход!?»


    – А ведь она права, выход находится рядом с ее дверью, – рассудил он и бросился на вахту.


    – Не знаю, зачем это надо, дверь на пятый все равно забита, – пожала плечами вахтерша, но дверь запасного выхода на первом этаже все-таки открыла.


    Алексей добежал только до четвертого, на пятом без маски делать было нечего. Запасных средств индивидуальной защиты у пожарных для него не было.


    Прямо у дверей лежали без сознания мужчина и женщина. Вместе с пожарными и гражданскими они спустили пострадавших на третий этаж.


    Но оказывать первую медицинскую помощь эвакуированным никто не спешил – врачей рядом не было. Их не было и на улице. Машина экстренной службы появилась на месте ЧП только после звонка Алексея, который сообщил им, что на Киевской, 3 А – пожар.


    Пока Алексей носился по коридору четвертого этажа и кричал: «Кому нужна помощь?!» на пятый, к забитой двери направились четверо – Г.А. Сапов, начальник ПЧ п. Новый Ургал - тот самый адекватный мужчина, два пожарных и несколько гражданских.


    Наталья Михайловна спаслась сама, тем же способом, что и Олеся Лыскова, с помощью мокрого полотенца. Как только услышала крик сына: «Мама, дверь открыта, выходи!», перепуганная женщина бросилась по лестнице вниз.


    Уже на улице Алексей Сафрошенков увидел Геннадия Сапова, который выносил из здания кого-то, завернутого в полотенце.


    * * *


    История № 4


    Жильцы одной из комнат на пятом этажа, сразу и не поняли, откуда раздался стук, а когда осознали, обомлели: сбоку от окна, на карнизе стояла их соседка из 77 комнаты.


    Семнадцатилетней Юлии Смирновой не спалось: засмотрелась телевизор. Годовалая дочь Полинка спала в кроватке. Около 4 утра в квартире стало жарковато, вскоре появился какой-то посторонний запах. Пол был почему-то горячий, входная дверь тоже. Юля попыталась приоткрыть ее и сразу же захлопнула – темный коридор был в дыму. Воздух становился все горячей и горячей.


    Юля быстро надела легкую курточку, обула угги, завернула Полинку в одеяло, положила на широкий подоконник, открыла окно и вышла на карниз.


    То, что она увидела, повергло в шок: огонь бушевал прямо под ногами. Горела комната снизу, где частенько засиживались непутевые жильцы из 57.


    На улице уже стояла пожарная машина. Девушка позвала на помощь. Но те, кто по долгу службы должен был спасать людей, спокойно стояли и курили.


    В тот момент Юля поняла: жизнь дочери в ее руках, а спастись можно только через окно соседей. Хрупкая, невысокая, миниатюрная молодая женщина, по сути, девчонка, сделала то, что могла сделать только любящая мать.


    Она шла по карнизу осторожно, цепляясь пальчиками за верхнюю часть бетонной рамы большого окна. Языки огненного пламени иногда касались ее ног, из-за клубов дыма было тяжело дышать…


    Постучала по стеклу: «Откройте, мне ребенка надо спасать!»


    Вернулась обратно. Теперь нужно сделать то же самое, но уже с дочерью. Взяла Полю подмышку и встала на карниз. Сердце бешено стучало, ей было очень-очень страшно. Большая часть простенка позади, но в какой-то момент ее руки ослабли и драгоценный сверток полетел вниз... Громкий крик обезумевшей женщины разорвал утреннюю тишину.


    Она чуть не упала сама. Но удержалась. Впрыгнула в соседнюю комнату и не своим голосом закричала: «Мой ребенок упал!». Прижала мокрую тряпку к лицу и помчалась вниз. Бежала наощупь, сквозь разъедающий глаза дым.


    Полина упала в сугроб (как раз накануне выпал снег) – только это спасло ей жизнь. Упала в нескольких сантиметрах от бордюра тротуара…


    Их выписали из больницы через несколько дней. Малышка отделалась небольшой шишкой, в «рубашке» родилась.


    Сообщение о пожаре в жилом доме по ул.Киевская, 3А на пульт 5 ОПС поступило в 5.39. Через 40 минут машина с автолестницей была в Новом Ургале. Пожарного расчета там не было, новоургальская ПЧ об этом не просила.


    ЭПИЛОГ


    Вячеслава Лыскова, получившего сильнейшее отравление, должны выписать из больницы только 31 марта.


    Жильцы верхних этажей общежития «Бойко» понемногу приходят в себя, насколько это возможно, отмывают от толстого слоя сажи свои закоптившиеся квартиры, отстирывают вещи.


    Работники УК в холлах, на этажах вставили стекла. На пятый этаж пришел долгожданный свет.


    На центральных дверях здания по ул. Киевская, 3А до недавнего времени висело объявление: «Выражаем благодарность жителям поселка за оказанную помощь» и подпись – семья Мироненко.


    Поселок собрал на похороны Снежаны и Руслана 200 тыс. рублей.


    Расследование уголовного дела продолжается.


    Надеемся, компетентные органы во всем разберутся, и накажут виновных за смерть матери и ее сына. Должны найти.


    А тех, кто помогал спасать людей, отметят по заслугам. Не могут не отметить.


    Галина МАЛЕЕВА

  • распечатать
  • отправить другу

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить
Чегдомын